Европа вне НАТО
Европа вне НАТО
Наши несчастные братья

Из-за Сербии Россия влезла в Первую Мировую войну и, тем самым, погубила сама себя. Зато во Вторую Мировую Югославия (в первую очередь – именно Сербия) стала, по сути, настоящим Вторым фронтом: с 1941 по 1944 гг. немцы и итальянцы вынуждены были вести там полномасштабную войну, затрачивая массу сил и средств. А то, что открыли англосаксы в Нормандии в июне 1944 г., справедливо было бы назвать Третьим фронтом.

После Второй Мировой Югославия очень быстро поссорилась с СССР и начала строить «альтернативный социализм». На почве этого она подружилась с Западом и начала получать оружие оттуда (из США и Великобритании). Затем отношения Белграда с Москвой постепенно восстановились. С 60-х гг. начался импорт боевой техники из СССР. Но в первую очередь югославское руководство ориентировалось на собственное производство. В стране был создан очень мощный ВПК, способный производить технику практически всех классов. В основном она создавалась на основе иностранных образцов, но были и чисто местные разработки.

Собственные проекты югославы создавали, в первую очередь, в сфере производства легкой бронетехники. В 60-е гг. был разработан достаточно примитивный гусеничный БТР М-60 (произведено более 500 единиц), затем последовали гораздо более «продвинутые» БМП М-80 (почти тысяча единиц) и колесный БТР BOV нескольких модификаций (собственно БТР, БРМ, ЗСУ, полицейская машина), производство которого продолжилось и после распада Югославии. Также чисто собственными были югославские РСЗО: 128-мм М-63 и М-77, 262-мм М-87.

До момента распада страны в строю Югославской народной армии (ЮНА) оставались танки времен Второй Мировой Т-34/85 и М4 «Шерман», они даже приняли участие в гражданской войне в 90-е. В СССР было приобретено почти 2 тыс. Т-54/55, а затем 75 Т-72. На основе последнего был создан танк М-84. Для ЮНА было произведено 503 машины этого типа, из которых, впрочем, на момент распада страны 60 еще находились на заводе-производителе в Хорватии, коей и достались.

На основе американской 105-мм гаубицы М101 была создана югославская М-56, которая в значительных количествах (видимо, более 1 тыс.) производилась для ЮНА и на экспорт. По советским лицензиям в больших количествах (по несколько сотен) выпускались 122-мм гаубица Д-30 (под названием D-30J), 130-мм М-46 и 152-мм Д-20. На основе последней была создана собственная гаубица М-84 «Нора», которой до распада страны успели произвести примерно 84 единицы.

Боевые самолеты (сначала МиГ-21, пришедшие на смену американским «Сейбрам», затем МиГ-29) Югославия приобретала в СССР, по французской лицензии производились вертолеты SA342 «Газель». По собственным проектам выпускались легкие штурмовики J-1 «Ястреб», G-2 «Галеб», G-4 «Супер Галеб», J-22 «Орао» (последний – совместно с Румынией), учебные самолеты UTVA-75.

На собственных верфях и по собственным проектам была построена большая часть югославского флота (включая ПЛ, как «классические», так и сверхмалые). В СССР были куплены два фрегата пр. 1159 (на их основе, но по несколько измененному проекту затем были построены еще два фрегата в самой Югославии) и 10 ракетных катеров пр. 205.

На протяжении всего периода существования Югославии (между мировыми войнами, затем после Второй Мировой) межнациональные отношения в стране были крайне сложными. Особенно острой была вражда между двумя крупнейшими нациями – сербами и хорватами. Сильны были сепаратистские настроения и в Словении. И уж совсем тяжелой была обстановка в Боснии и Герцеговине, где сожительствовали сербы, хорваты и мусульмане (в этническом плане последние являются сербами, но к православным соотечественникам они были настроены еще хуже, чем хорваты).

При этом в ЮНА призывались все, ВПК страны также был разбросан по разным республикам (впрочем, большая его часть находилась в Сербии и Хорватии). Более того, готовясь к войне как с Варшавским договором, так и с НАТО, руководство страны, кроме «собственно ЮНА», создало войска территориальной обороны, которые, по сути, стали готовыми республиканскими армиями, причем вооруженными и обученными за счет федерального бюджета.

По всем указанным причинам развал «мировой социалистической системы» именно по Югославии ударил наиболее сильно, превратившись в полномасштабную гражданскую войну

В июне-июле 1991 г. Белград всего за неделю потерял Словению. Совсем небольшая республика смогла захватить до 300 единиц бронетехники ЮНА (почти всю – в исправном состоянии), в т.ч. 60 М-84 (из них 54 исправных), нанеся югославским войскам тяжелое поражение. Главной проблемой последних было отсутствие желания воевать у личного состава и брать на себя хоть какую-то ответственность у командного состава, а также у политического руководства страны.

То же самое, только в гораздо больших масштабах повторилось осенью 1991 г. в Хорватии. ЮНА безвольно сдавала территории и технику противнику. Формальным исключением стала битва за город Вуковар, который югославы смогли взять после трехмесячной осады, однако это была поистине Пиррова победа. ЮНА совершила все ошибки, которые только можно (отсутствие прикрытия танков пехотой и вообще какого-либо взаимодействия между родами войск и видами ВС, крайне примитивная тактика и т.д. и т.п.) и понесла огромные потери. К тому же следствием битвы за Вуковар стало крайнее взаимное ожесточение сторон, из-за чего военные преступления вскоре стали нормой. В начале 1992 г. ЮНА покинула Хорватию, оставив на ее территории республику Сербская Краина. ВС Хорватии разгромили и ликвидировали ее за неделю в августе 1995 г. ЮНА на помощь не пришла, поскольку уже окончательно сломалась психологически (как и политическое руководство страны – Милошевича волновало только сохранение власти).

В 1992 г. Белград без единого выстрела сдал Македонию (правда, забрав у нее всё оружие), а затем – Боснию и Герцеговину. Правда, на ее территории была создана Республика Сербская, которая получила от ЮНА очень значительное количество боевой техники. Она участвовала в жесточайшей гражданской войне в БиГ, но, в конечном счете, ничего не добилась. В 1995 г. были подписаны Дейтонские соглашения, в рамках которых Милошевич сдал всё.

Это ему, однако, не помогло (предательство вообще никому не помогает). В 1999 г. НАТО путем прямой агрессии отторгло у Югославии Косово. При этом были практически разгромлены ВВС ЮНА (потеряно более 100 самолетов, в т.ч. 11 из 16 МиГ-29) и наземная ПВО (уничтожены 2 дивизиона ЗРК С-75, 10 дивизионов С-125 и 3 дивизиона ЗРК «Квадрат»), при этом сбиты всего два самолета ВВС США (F-117А и F-16С). Сухопутные войска Югославии понесли относительно небольшие потери – 14 танков (9 М-84, 5 Т-55), 6 БМП М-80, 14 БТР (3 М-60, 11 BOV М-86), 1 САУ 2С1, 33 буксируемых орудия (5 М-56, 1 М-38, 7 Д-30, 20 М-46). Но на фоне общей катастрофы это было крайне слабым утешением.

В 2006 г. Югославия распалась окончательно после отделения Черногории. В связи с этим страна лишилась ВМС. Нынешние ВС Сербии составляют менее трети бывшей ЮНА. При этом почти всё ее вооружение унаследовано именно от ЮНА эпохи до распада Югославии (включая некоторое количество техники, возвращенной Республикой Сербской после Дейтона).

Лишь в последнее время началась медленная «реанимация» национального ВПК. В армию и полицию в небольших количествах поступили новые БРМ BOV М-11, БТР BOV М-16 и «Лазар». Предполагается принять на вооружение колесную САУ «Нора» В-52 (вышеупомянутая гаубица «Нора» в кузове грузовика). Пока такие САУ проданы Белградом для ВС Бангладеш, ВС Кении, ВС Мьянмы (в Бангладеш и Мьянму проданы также БРМ BOV М-11). ВС Ирака приобрели у Сербии учебные самолеты «Ласта-95». Наконец, Сербия в огромных количествах (до тысячи) продает минометы на Ближний Восток (через США, Саудовскую Аравию и ОАЭ они поступают радикальным исламистам в Ливии и Сирии). Подобное поведение Белграда несколько удивительно, но «деньги не пахнут».

При этом Сербия возобновила ВТС с Россией. Она уже получила из состава ВВС РФ 6 истребителей МиГ-29 и 2 многоцелевых вертолета Ми-17. Ожидается поступление еще 6 Ми-17, а также по 30 танков Т-72 и БРДМ-2. Впрочем, на полноценное возрождение сербской армии это пока не очень похоже. Тем более что страна никак не может определиться со своим внешнеполитическим курсом. Она из последних сил пытается маневрировать между Западом и Россией, но в самое ближайшее время это станет окончательно невозможно. И придется делать выбор.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

14 мая 2018 16:28 135
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи