Ближний Восток и Северная Африка
Ближний Восток и Северная Африка
Переходя все границы

Иран не только никогда не нападал на Израиль в одиночку, но и не участвовал ни в одной арабо-израильской войне. До исламской революции 1979 г. в Тель-Авиве Тегеран считали чуть ли не союзником. Сейчас, однако, для Израиля Иран превратился в некое исчадие ада, против которого можно дружить с кем угодно. Соответственно, постоянно существует возможность начала войны между Израилем и Ираном, хотя они даже не имеют общей границы.

Подобная позиция Израиля совершенно неадекватна, если не сказать – безумна. Антиизраильская риторика Тегерана, как очень несложно понять, направлена почти исключительно на внутреннюю аудиторию. Да, с территории Ливана против Израиля эпизодически воюет поддерживаемая Ираном шиитская «Хезболла», но считать ее реальной угрозой еврейскому государству невозможно, слишком несопоставимы их потенциалы (особенно теперь, когда «Хезболла» глубоко втянулась в сирийскую войну и понесла на ней серьезные потери). Угроза Израилю со стороны палестинцев-суннитов, поддерживаемых аравийскими монархиями, заведомо гораздо больше. Но Израиль уже практически открыто дружит с этими монархиями (в первую очередь – с ваххабитской Саудовской Аравией) против Ирана. И уже много лет рассказывает о том, как Иран «в самое ближайшее время» создаст ядерное оружие. Еще в 1999 г. официальные представители Израиля заявили, что Иран создаст это оружие в течение пяти лет. В 2003 г. тогдашний министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом заявил, что Иран получит в свои руки технологию производства ядерного оружия в течение 6-9 месяцев. В 2005 году Меир Даган, глава израильской разведки «Моссад», заявил, что Иран практически достиг «точки невозврата» и для создания атомной бомбы ему потребуется 2-3 года. Позднее Даган уточнил, что Иран может получить атомную бомбу уже в 2007-09 гг. Ни один из этих прогнозов, мягко говоря, не подтвердился, но антииранская паранойя в Израиле продолжает усиливаться. Подписанную при президенте США Обаме «ядерную сделку» пяти постоянных членов Совбеза ООН и Германии с Ираном, которая практически гарантировала, что Иран ядерное оружие не создаст, в Израиле сочли крайне неудачной. Поэтому разрыв данной сделки президентом Трампом евреи восприняли с восторгом. Хотя теперь вероятность создания Тегераном ядерного оружия лишь увеличилась. При этом, впрочем, крайне сложно предположить, что даже создав ядерное оружие, персы нанесут ядерный удар по Израилю, поскольку заведомо получат полномасштабный ответ.

Израильская авиация регулярно наносит удары по иранским войскам в Сирии, что с точки зрения норм международного права является чистейшей агрессией (особенно учитывая тот факт, что иранцы не предпринимают никаких враждебных действий против Израиля). Но, разумеется, масштаб этих ударов ограничен, серьезного ущерба иранцам они не наносят.

ВС Израиля почти по всем компонентам имеют существенное превосходство над ВС Ирана, не столько количественное, сколько качественное. Кроме того, уровень боевой подготовки евреев заведомо гораздо выше, чем у персов. Участие иранцев в сирийской войне помогло войскам Асада продержаться 4 года, но без участия России они были бы обречены. Масштаб российского участия в сирийской кампании был гораздо ниже, чем масштаб вовлеченности в него иранцев, российские потери, как минимум, на порядок ниже иранских, но именно Россия, а не Иран, переломила ход войны. Это подтверждает тот факт, что военные возможности Ирана весьма ограничены, если речь идет о войне против первоклассной современной армии, к каковым относится израильская ЦАХАЛ.

Отсутствие между Израилем и Ираном общей границы делает достаточно бессмысленным сравнение их сухопутных войск (иранский контингент в Сирии слишком незначителен по размерам). Тем более по чисто географическим условиям нет возможности встретиться в бою их флотам. Израильско-иранская война, если таковая случится, будет чисто воздушной, при этом главной задачей Израиля будет уничтожение иранской ядерной и ракетной промышленности, а также важнейших объектов Армии и КСИР.

Количественное и качественное преимущество ВВС Израиля над ВВС Ирана никаких сомнений не вызывает. Израиль может выставить до 300 F-35А, F-15A/B/C/D/I и F-16C/D/I. Сколько истребителей может противопоставить им Иран – сказать крайне сложно, поскольку остается загадкой техническое состояние персидского авиапарка. Видимо, по максимуму это может быть до 200 истребителей, набор типов которых на редкость эклектичен: американские F-14, F-4, F-5, французские «Мираж-F1», китайские J-7 (создан на основе советского МиГ-21), советские МиГ-29. Более или менее серьезную силу в воздушном бою представляют собой лишь F-14 и МиГ-29, суммарное количество которых теоретически может достигать почти 100, но в реальности вряд ли составит хотя бы 50. 

Еще более эклектична наземная ПВО Ирана, к техническому состоянию которой вопросов ничуть не меньше, чем к состоянию истребителей. Количество ПУ ЗРК составляет несколько сотен. Это американские «Усовершенствованный Хок» и их местные копии «Мерсад», английские «Рапира» и «Тайгеркэт», китайские HQ-2 (скопированы с советских С-75) и их местные копии «Саад», а также HQ-7 (скопированы с французских «Кроталей») и их местные варианты «Шахаб» и «Я-захра», советские С-200 и «Квадрат», а также местные копии последних «Раад», российские С-300ПМУ2 и «Тор-М1». Современными можно считать лишь российские ЗРК – 4 дивизиона С-300ПМУ2 (два прикрывают Тегеран, по одному – Исфахан и Бушер) и 29 «Тор-М1». Кроме того, имеется до 2 тыс. ПЗРК (советских «Стрела-2», российских «Игла», шведских RBS-70) и не менее 1 тыс. различных ЗСУ и зенитных орудий, но у них ограничена досягаемость как по дальности, так и по высоте, поэтому израильские самолеты, скорее всего, окажутся за пределами зоны их поражения.

Однако для Израиля всё отнюдь не так радужно, как может показаться на первый взгляд. Главной проблемой для них является расстояние до целей в Иране при крайне ограниченном количестве самолетов-заправщиков (всего 3 или 4 КС-130Н и 7 КС-707). Большинство целей на территории Ирана находится на пределе боевого радиуса F-15 (1100-1850 км) и за пределами такового F-16 (400-1300 км). При этом лететь надо будет над территорией третьих стран. Причем Сирия и Ирак, как минимум, заранее предупредят Иран о начавшемся налете, как максимум – попытаются оказать ему противодействие (особенно ВС Сирии). Скорее всего, евреи выберут путь над Иорданией и Саудовской Аравией, чем, по сути, официально сделают эти страны своими союзниками. Не факт, что это не создаст иорданскому и саудовскому монархам очень серьезных внутренних проблем.   

Чтобы увеличить боевой радиус, можно повесить на самолеты ПТБ, однако они занимают место оружия. Соответственно, чем дальше придется лететь, тем больше нужно самолетов, чтобы взять одну и ту же суммарную боевую нагрузку.

Кроме того, для подавления иранской ПВО под самолеты придется вешать контейнеры для постановки помех, противорадиолокационные ракеты и обычные ракеты «воздух-земля» для уничтожения РЛС и ЗРК, а также ракеты «воздух-воздух» для уничтожения иранских истребителей. Всё это, как и ПТБ, отнимает место у полезной боевой нагрузки. Что после этого останется на бомбы и ракеты для уничтожения основных целей – сложно сказать.

Правда, у Израиля есть еще баллистические ракеты семейства «Иерихон», которые имеют дальность полета, не меньшую, чем боевой радиус F-15, а некоторые модификации – и выше. Сколько таких ракет имеет Израиль – неизвестно, неизвестны и их точные ТТХ, в частности – масса БЧ и КВО. Видимо, эти ракеты могут быть использованы для частичного подавления наземной ПВО Ирана и для уничтожения некоторых из основных целей.

При этом не только С-300, «Тор» и МиГ-29, но и более старые ЗРК и истребители могут сбить хотя бы несколько израильских самолетов. И если потерю самих машин Израиль, безусловно, переживет, то несколько своих летчиков в иранском плену станут для израильского общества и для правительства страны почти катастрофой. Кроме того, неизбежен ответный иранский ракетный удар по территории Израиля (пусть и неядерный), при этом израильская система ПРО не может гарантировать уничтожения 100% ракет. Падение даже одной-двух иранских ракет на израильские города с жертвами среди мирного населения станут для Израиля еще одной почти катастрофой. Две почти катастрофы могут в сумме дать полную политическую катастрофу, причем независимо от того, какой ущерб будет нанесен Ирану.

По всем описанным причинам Израиль так и не наносит удар, хотя планирует его на протяжении чуть ли не всего ХХI в. Он надеется, что за него всё сделают США. Но у тех есть собственные соображения, почему они этого не делают.

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

19 октября 2018 09:39 597
0
0