Ближний Восток и Северная Африка
Ближний Восток и Северная Африка
Достоинства и недостатки
«Исламский халифат» (он же «Исламское государство», ранее – «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ) в своем нынешнем виде возник в начале 2014 г. в Ираке, где нанес сокрушительное поражение нескольким дивизиям иракской армии. «Халифат» захватил значительную часть территорий на севере, в центре и на западе Ирака, а затем на востоке и в центре Сирии.

Принципиальным отличием «халифата» от всех остальных радикальных исламских группировок было то, что он строил себя не как сетевая террористическая структура, а именно как полноценное государство со всеми положенными институтами и с постоянно контролируемой территорией. Кроме «халифата» аналогичный опыт имело еще лишь движение «Талибан» в Афганистане в 90-е и начале 2000-х. Но талибы были всё-таки организацией до определенной степени «местечковой», почти чисто пуштунской, что резко ограничивало их возможности для экспансии (даже весь Афганистан взять под контроль не удалось). «Исламский халифат» же недаром присвоил себе такое название: он претендовал на контроль над всем сначала исламским миром, а затем и над миром вообще. 

Изначально основу «халифата» составляли иракские и сирийские отряды, ранее относившиеся к «Аль-Каиде», затем к нему потянулись суннитские радикалы со всего мира. Военную организацию «халифата» построили офицеры-сунниты ВС Ирака времен Саддама Хусейна, ранее ставшие жертвами американо-шиитской политики «дебаасизации» Ирака и пожелавшие отомстить. Основную внешнюю помощь «халифату» оказывали Турция и Катар, через них же шла внешняя торговля «халифата» (в первую очередь – нефтью и историческими ценностями). Роль других аравийских монархий, а также США и, как это не удивительно, Израиля в становлении «халифата» менее очевидна, но, вполне вероятно, далеко не нулевая. Спонсорская помощь, внешняя торговля, захват значительных денежных средств в иракском Мосуле, ограбление местного населения (включая прямую работорговлю) обеспечивали «халифату» стабильное финансовое положение, позволяя платить боевикам хорошие зарплаты и перекупать целыми отрядами боевиков у «Аль-Каиды», а в Афганистане – у «Талибана» (что привело «халифат» к смертельной вражде с двумя этими структурами при полном отсутствии каких-либо идеологических противоречий с ними). Кроме того, на верность «халифату» присягнул целый ряд радикальных суннитских группировок от Филиппин до Нигерии. Боевая техника, захваченная у ВС Ирака и ВС Сирии, позволила «халифату» создать полноценные сухопутные войска, в которых имелось не менее 150 танков, до 50 БМП, более 100 БТР и бронеавтомобилей, до 20 САУ и РСЗО, около 100 буксируемых орудий, не менее 80 средств ПВО, в т.ч. до 10 ПЗРК. Часть наиболее старой бронетехники использовалась в качестве «шахид-мобилей», т.е. машины нагружались тоннами взрывчатки и таранили объекты противника, что производило очень сильный как военный, так и психологический эффект. Саддамовские офицеры обеспечивали весьма эффективное управление ВС «Исламского халифата».

Начавшаяся в августе 2014 г. операция «Непоколебимая решимость» ВС США, других стран НАТО и ряда арабских стран против «халифата» носила откровенно имитационный характер, совершенно не мешая «халифату» расширять контролируемые территории. Целью операции, как сейчас совершенно очевидно, была, в первую очередь, именно имитация, во вторую – недопущение захвата «халифатом» Багдада (в 2014 г. такое развитие событий представлялось совершенно реальным) и его проникновение на территорию монархий. Реальную борьбу против «халифата» в то время вели лишь курды и шиитские формирования, поддерживаемые Ираном. Изнемогавшая в боях на множестве фронтов сирийская армия и почти недееспособная иракская армия вели против радикалов лишь чисто оборонительные действия. 

Ситуация принципиально изменилась после вступления в войну России. Она не только переломила ход боевых действий в Сирии в чисто военном плане, но постепенно сделала невозможным для других стран имитацию войны с «халифатом» в политическом плане. Т.е. если «халифат» будет уничтожен, то заслуга в этом России будет не просто решающей, но абсолютной. 


США в Ираке начали всерьез помогать армии этой страны воевать с «халифатом» в форме не только оборонительных, но и наступательных действий. Вашингтон даже перестал стесняться фактического союза с Ираном. Апофеозом иракской стадии войны стало взятие Мосула. Его планировалось взять, как это не комично прозвучит, к 7 ноября 2016 г. Не к 99-летию «Великого Октября», конечно, а к президентским выборам в США, обеспечив победу Хиллари Клинтон. Та, однако, проиграла, Мосул взяли лишь в июле 2017 г., но после этого позиции «халифата» в Ираке качественно ослабели. В Сирии Вашингтон начал всерьез помогать курдам, которые сумели очистить от «халифата» северо-восток страны. Но здесь американо-курдский вклад не идет ни в какое сравнение с сирийско-российско-иранским. После того, как сирийско-российские войска деблокировали героический Дейр-эз-Зор (еще в начале нынешнего года это казалось фантастикой), «халифат» перешел в состояние агонии. Дело в том, что кроме чисто военных успехов Москва добилась от Анкары и Дохи прекращения всякой помощи «халифату». Это нанесло тяжелейший удар по его экономическому положению. Военная организация «халифата» также «посыпалась», как только пришлось вести войну всерьез, против сильного и решительного противника, обладающего абсолютным господством в воздухе. 

Таким образом, былые достоинства «Исламского халифата» обернулись очень большими недостатками. «Аль-Каида» изначально ориентировалась на полностью нелегальные сетевые источники финансирования, поэтому живет до сих пор, хотя и не без проблем. «Халифат» же, строя из себя государство, жил за счет внешних спонсоров и эксплуатации контролируемой территории. Когда стали исчезать как спонсоры, так и территории, с финансами сразу стало очень плохо. Также плохо стало и с людьми. Нет сомнений, что боевики «халифата» хорошо идейно мотивированы. Однако эта мотивация два-три года назад очень убедительно подкреплялась большими деньгами и военными успехами. Когда денег не стало, а успехи сменились сплошными неудачами, мотивация резко пошатнулась. Даже за «ваххабитскую идею» лучше умирать в успешном сражении, а не в ходе тотального бегства. В итоге теперь людские потери в боях ни в коем случае не компенсируются притоком новых людей, наоборот, пытаются разбежаться и некоторые из оставшихся. 

Пока еще «халифат» не умер. В первую очередь потому, что различные его противники преследуют совершенно различные цели и остро соперничают между собой. В годы Второй Мировой руководство СССР с одной стороны, США и Великобритании с другой прекрасно понимали, что после разгрома Германии и Японии они снова станут врагами, но пока есть общие более серьезные враги, надо оставаться друзьями и в максимальной степени координировать совместные действия. Сегодня в Сирии и Ираке этого нет. Различные коалиции, воюя против «халифата», при этом стремятся максимально ослабить еще и друг друга, в т.ч., порой руками того же «халифата». Кроме того, в рядах «халифата» остается очень много фанатиков, которые будут сражаться до последнего. Поэтому он способен достаточно больно огрызаться, как это произошло в конце сентября – начале октября под Сухной и Дэйр-эз-Зором. Тем не менее, общей тенденции это не меняет, «халифат» уже обречен.

Разумеется, уцелевшие боевики расползутся по миру (основная их часть, видимо, направится в Афганистан), но понесенные «халифатом» военные и экономические потери слишком велики, они переводят эту структуру на качественно другой, гораздо более низкий уровень со столь же качественным снижением возможностей. Это расползание боевиков по своим последствиям не будет идти ни в какое сравнение с их экспансией из Сирии, оказавшейся бы под контролем «халифата» в случае поражения Асада. Суннитский экстремизм с разгромом «халифата» не исчезнет, но ущерб ему будет нанесен очень чувствительный. И роль России в этом, как было сказано выше, решающая. 

Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа

09 октября 2017 09:52 445
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи