Ближний Восток и Северная Африка
Ближний Восток и Северная Африка
  Золотая середина

В России почти аксиомой считается, что нынешнюю ближневосточную катастрофу, которую разве что в качестве особого издевательства можно называть «арабской весной», организовал Запад, в первую очередь – США. Они это, якобы, сделали в рамках политики «управляемого хаоса», чтобы ввести в развалившиеся арабские страны «миротворческие контингенты» и захватить их ресурсы. При этом, если посмотреть на вещи объективно, никаких доказательств данной теории нет.

Как минимум, совершенно непонятно, так в чем же выгода Запада от случившегося? Чем ему мешал лояльнейший Мубарак во главе Египта и какие в Египте были ресурсы, требующие захвата? Аналогичные вопросы хочется задать в отношении Туниса и Йемена. Огромные нефтяные ресурсы имеются у Ливии. При Каддафи эта нефть безотказно текла на Запад, без Каддафи вместо нефти в Европу бесконечным потоком текут беженцы. При этом никаких «миротворческих сил» ни в одной из ближневосточных стран не появилось, ливийская и иракская нефть никаким образом не захвачены. И ни из чего не следует, что в циничных планах Запада произошел какой-то сбой. Есть подозрение, что таких планов у Запада просто не было.

Зато такие планы были у аравийских монархий и примкнувшей к ним эрдогановской Турции. Здесь мотивы вполне очевидны – как идеологические, религиозные и политические (ликвидация всех светских республиканских режимов арабского мира, установление в соответствующих странах марионеточных исламских режимов, а также подрыв позиций Ирана), так и экономические (проведение нефте- и газопроводов к Средиземному морю, большие возможности для манипуляции ценами на углеводороды). Собственно, роль Эр-Рияда, Дохи, Анкары и др. в происходящем никем особенно и не скрывается.

Разумеется, монархии (особенно, конечно, те же Саудовская Аравия и Катар) имеют огромные лоббистские возможности на Западе, что очень способствовало поддержке последним арабской катастрофы, т.е. «весны». Но главное, всё же, не в этом. У нас, по-прежнему, не принято видеть в действиях Запада мощнейшей идеологической составляющей, причем ее роль постоянно растет по мере утраты Западом экономической и военной мощи. Леволиберальная идеология становится догмой, которая должна в обязательном порядке распространиться на весь Земной шар, независимо от последствий. Теперь уже бывший президент США Обама очень четко сформулировал это в своей прошлогодней речи на сессии Генассамблеи ООН. Суть его формулировки была следующей: если в результате свержения тирана ситуация в стране стала еще хуже, чем была при тиране, это не основание для того, чтобы отказаться от свержения тирана. Вообще-то, это логика маньяка, но Запад следует ей неукоснительно. Под эту логику попал даже Мубарак, что уж говорить о Каддафи и Асаде. Исключение, правда, делается для тех же аравийских монархий, уж очень они состоятельны…  

На позицию Москвы по ближневосточной проблеме, к сожалению, влияют некоторые иллюзии и заблуждения. Так, с советских времен подавляющее большинство наших граждан, включая руководство страны, уверены в непогрешимости марксистских догм, в первую очередь – в примате политики над экономикой. На самом деле политика всегда будет важнее экономики, а национальные интересы стран почти не меняются на протяжении очень длительных периодов, даже в случае смены режимов, ибо являются вещью объективной. Поэтому любые заигрывания Москвы с ваххабитским Эр-Риядом и неоосманской Анкарой в стратегическом плане бесполезны. Как Саудовская Аравия, так и Турция были и останутся нашими врагами, ибо их национальные интересы кардинально расходятся с российскими. Да, отдельные тактические сделки с ними возможны, но из них ни в коем случае нельзя делать неадекватных далеко идущих выводов о каком-то «союзе». Более того, Эрдоган при первой возможности отомстит нам за свою нынешнюю вынужденную капитуляцию. Никаких иллюзий по данному поводу быть не должно.

Кроме того, Москва явно не утратила надежду помириться с Западом на почве «борьбы с международным терроризмом», не понимая, что это абсолютно невозможно. В рамках вышеописанных идеологических догм, настоящими противниками Запада являются «тиран» Асад, а также стоящая за ним и вообще за всеми «тиранами» «агрессивная имперская Россия». Исламские же радикалы – просто некая досадная неприятность. Леволиберальные толерантность и политкорректность вообще не позволяют произносить таких «кощунственных» определений как «исламский терроризм». Нужно обязательно найти объяснение тому, что он вовсе не исламский, а может быть даже и не терроризм, а виноваты в нем ни в коем случае не исламские радикалы, а исключительно империалисты – опять же, Россия (всегда) и сам Запад (в прошлом). Соответственно, «борьбу с терроризмом» Запад будет вести в режиме чисто имитационном и уж совершенно точно – отдельно от России. Россия же за подобную борьбу не заслужит от Запада ничего, кроме проклятий. Теоретически, конечно, можно представить, что новый президент США Трамп изменит эту неприличную ситуацию, но не факт, что он этого захочет, еще больше сомнений в том, что он это сможет – слишком сильным будет сопротивление истеблишмента, причем не только демократов, но и республиканцев.

К сожалению, именно в угоду монархиям, туркам и Западу Москва идет на бесконечные «перемирия», которые приводят к единственному результату – усиливают противника. При этом проигрывать нам ни в коем случае нельзя, причем отнюдь не из-за того, что тогда пострадает наш имидж. Мы воюем против смертельно опасного противника – исламских суннитских радикалов, которые отнюдь не исчерпываются одним «Исламским халифатом». Из них состоит практически вся нынешняя сирийская оппозиция, увидеть там «умеренных» может только тот, кто этого очень хочет. Причем в краткосрочном плане суннитские радикалы – единственная реальная угроза для безопасности РФ, если иметь в виду угрозы силового характера. Т.е. это всё абсолютно всерьез. Поэтому надо понять, как дальше воевать и победить.

Западные, да и отдельные отечественные пропагандисты очень любят сравнивать сирийскую кампанию России с афганской кампанией СССР, надеясь, что исход будет аналогичным. На данный момент это сравнение абсолютно неправомерно. 

Сухопутная группировка СССР в Афганистане уже в начале войны составляла 4 дивизии, сейчас наземные силы России в Сирии не тянут даже на одну бригаду. И советская авиационная группировка в Афганистане была больше нынешней  российской в Сирии. Соответственно, расходы на содержание группировок несопоставимы. Еще более несопоставимы потери. ВС и другие силовые структуры СССР за несколько дней 1979 г. и за 1980 г. потеряли в Афганистане более 1,6 тыс. чел. убитыми (в основном это были, естественно, призывники, что крайне негативно влияло на общественное мнение), 19 танков и 174 других ББМ, 7 самолетов, 42 вертолета. Россия за 13 месяцев сирийской кампании потеряла 20 чел. убитыми (только офицеры и контрактники, т.е. те, кто знали, на что шли), 1 самолет, 5 вертолетов, ни одной единицы наземной техники. Необходимо отметить, что противники у нас в обоих случаях одного типа, только нынешние исламские боевики в Сирии гораздо опытнее и лучше вооружены, чем афганские душманы в первый год войны против СССР. Таким образом, нынешняя российская армия на порядки эффективнее советской. Вот только сил нынешней группировки в Сирии недостаточно для достижения решительной победы, т.е. полного разгрома исламистов и возвращения всей страны (или, как минимум, большей ее части) под контроль Асада. Развертывание же в Сирии полноценной наземной группировки ВС РФ приведет к значительному росту расходов и потерь. К тому же Сирия не граничит с Россией (Афганистан граничил с СССР), а БДК и вспомогательные суда ВМФ РФ и так работают на пределе своих возможностей. Это чрезвычайно усложняет задачу по развертыванию и снабжению наземной группировки.

На самом деле, можно очень долго воевать так, как сейчас – небольшими силами при ограниченных расходах и минимальных потерях. Это позволяет успешно решать основную задачу – уничтожать суннитских радикалов, в т.ч. выходцев из России и стран Центральной Азии. Людские ресурсы исламистов, безусловно, можно считать бесконечно большими относительно ресурсов ВС Сирии и ее союзников, но вообще-то бесконечными они не являются. Очень далеко не все мусульмане мира являются радикалами, а из радикалов далеко не все могут поехать воевать в Сирию – в силу возраста, состояния здоровья, географической удаленности. К тому же, если «Исламский халифат», «Ан-Нусра» и другие радикальные группировки перестают добиваться успехов на поле боя и начинают нести серьезные потери, это резко снижает их привлекательность для потенциальных «рекрутов». Соответственно, «перемалывание» живой силы противника в Сирии и «связывание» его на этой территории можно, вроде бы, считать приемлемым для нас вариантом действий. 

Проблема, однако, в том, как долго выдержит это сама Сирия. Если вся тяжесть наземной войны по-прежнему будет лежать на сирийской армии и ее местных союзниках, их истощение может наступить в весьма обозримом будущем, ибо ресурсы уж точно отнюдь не бесконечны. Кроме того, может произойти окончательный коллапс сирийской экономики, инфраструктуры, социальной сферы, которые «борцы с тиранией» (большинство из них не имеет к Сирии никакого отношения) уничтожают целенаправленно и с удовольствием. Поэтому затягивать войну до бесконечности невозможно.

Хорошим решением проблемы было бы полномасштабное вмешательство в войну ВС Ирана, однако ответом на него, скорее всего, стало бы столь же открытое вмешательство ВС Турции, ВС Саудовской Аравии и других аравийских монархий, т.е. получилась бы грандиозная суннитско-шиитская война. Воюя на стороне шиитов, Россия могла бы добиться полного военного разгрома своих региональных противников (Турции и монархий), получив в качестве «бонуса» сильнейший рост цен на нефть и газ. Но наши расходы и потери в этом случае были бы весьма значительными, а Ирана – просто огромными (даже в случае победы). Поэтому на полномасштабное вмешательство он вряд ли пойдет, а заставить и вообще как-то побудить его на такой шаг у Москвы нет возможности.

Поэтому Москве надо как можно быстрее решать, где «золотая середина» между нынешним вариантом, грозящим истощением Сирии, и «афганским вариантом», угрожающим истощением нам самим. Тем более что очень желательно воспользоваться двухмесячным «междуцарствием» в США до инаугурации Трампа, чтобы нанести максимальное поражение всем группировкам в западной половине Сирии, а затем предложить Трампу совместную войну с «халифатом». Пока представляется, что сейчас оптимальным выбором становится наращивание авиационной группировки и усиление сирийской армии российской артиллерией, особенно реактивной, с целью уничтожения максимально большого числа боевиков всех оппозиционных группировок в максимально сжатые сроки. Надо всегда помнить завет Сунь-Цзы: «Война любит победу и не любит продолжительности».   

 

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа 
11 ноября 2016 15:46 631
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи