Ближний Восток и Северная Африка
Ближний Восток и Северная Африка
Все против всех

Особенностью гражданской войны в Сирии является то, что в ней участвуют не две, а несколько воюющих сторон, при этом они ведут борьбу, за редким исключением, по принципу «все против всех».

Участников войны в Сирии можно разделить на четыре основные группы.

1. Правительственные силы и их союзники.

2. Радикальные суннитские группировки.

3. Т.н. «умеренная прозападная оппозиция».

4. Курдские формирования.

Основу первой группы составляют ВС Сирии. Кроме того, на стороне правительства Сирии воюет ряд группировок, позиция которых обусловлена конфессиональными и политическими обстоятельствами. Президент Сирии Башар Асад и большая часть руководства Сирии относятся к религиозному течению алавитов (суть этого течения представляет собой своеобразный синтез шиитского и суннитского ислама, христианства и доисламских культов), к которому относятся 10-15% населения страны. Поэтому на стороне правительственных сил сражаются ополчения алавитов, а также других этнических и конфессиональных меньшинств Сирии – христиан и друзов. Они объединены в Национальные силы обороны. Кроме того, на стороне правительства воюют некоторые левые (марксистские) светские группировки, объединенные в Сирийское сопротивление, а также некоторые панарабские светские группировки, объединенные в Арабскую национальную гвардию (не путать с Республиканской гвардией – элитными частями ВС страны). 

Основным внешним союзником Дамаска с начала гражданской войны является Тегеран. В Иране как правящая элита, так и подавляющее большинство населения исповедует ислам шиитского толка, алавитов они рассматривают как союзников. На стороне ВС Сирии в войне участвуют подразделения ВС Ирана, точнее - Корпуса стражей исламской революции (КСИР), спецназа КСИР «Кодс» и ополчения «Басидж» (также входит в структуру КСИР). Благодаря усилиям Тегерана на стороне Дамаска в войне участвуют шиитские добровольцы из Ливана (группировка «Хезболла»), Ирака, Пакистана, Афганистана. Кроме того, военными союзниками правительственных сил являются несколько палестинских группировок. Косвенными, но весьма значимыми союзниками Дамаска стали йеменские повстанцы-хуситы (местные шииты). Война против них, начатая аравийскими монархиями в марте 2015 года, оказалась для Эр-Рияда и его союзников крайне неудачной и отвлекает очень значительные ресурсы, которые могли бы, не будь войны в Йемене, пойти на поддержку сирийской оппозиции. 

Основными поставщиками вооружения и боевой техники для ВС Сирии и союзных им сил являются Иран и Россия, в гораздо меньших объемах оружие поступает из Белоруссии и КНДР. Невоенную помощь в форме льготных поставок топлива оказывают Венесуэла и Ангола. 

Вторая группа участников войны в Сирии является наиболее многочисленной, именно она представляет в данный момент реальную угрозу для режима Асада. При этом суннитские радикалы, несмотря на сходство идеологических установок (суннитский ислам салафитского (ваххабитского) направления), расколоты на множество группировок, которые воюют не только против правительственных сил, «умеренной оппозиции» и курдов, но и между собой. Перечисление всех или даже большинства группировок невозможно и бессмысленно, следует назвать три основные силы, относящиеся к суннитским радикалам – «Исламский фронт», «Аль-Каиду» и «Исламское государство» («Исламский халифат»). «Исламский фронт» с 2013 года объединяет семь крупных исламских группировок («Армию Ислама», «Ансар аш-Шам» и др.). Местными «филиалами» «Аль-Каиды» в Сирии являются группировки «Джебхат ан-Нусра» и «Джебхат Ансар ад-Дин» (потенциал последней, впрочем, крайне ограничен, поэтому, применительно к Сирии, «Аль-Каиду» и «Джебхат ан-Нусру» можно считать синонимами). «Исламский халифат», действующий не только в Сирии, но и в Ираке, а также имеющий подразделения во многих исламских странах, представляет собой особый феномен и на данный момент сменил «Аль-Каиду» в качестве олицетворения понятия «международный терроризм». Фактически, именно возникновение «Исламского халифата» можно считать основным результатом «арабской весны» в целом. 

Эмблема группировки "Исламский фронт"

Все три указанные силы воюют между собой и со всеми остальными участниками сирийской войны, хотя в отдельные моменты на отдельных участках фронта между ними возможны ситуативные союзы. 

Внешнюю помощь суннитским радикалам оказывают Турция и страны ССАГПЗ, в первую очередь – Саудовская Аравия и Катар. Формально считается, что «Джебхат ан-Нусру» и «Исламский халифат» не поддерживает ни одна страна мира. Более того, ВВС США, а также Великобритании, Франции, Канады, Голландии, Бельгии, Дании, Австралии, Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Бахрейна с августа 2014 года официально ведут против «Исламского халифата» воздушную операцию (как в Сирии, так и в Ираке), впрочем, без каких-либо видимых успехов. Тем не менее, существование радикальных суннитских группировок без внешней помощи не представляется возможным, а их поддержка Анкарой и аравийскими монархиями представляет собой типичный «секрет Полишинеля». Более того, отдельные официальные лица этих стран призывают к открытому сотрудничеству с «Исламским халифатом». Например, глава турецкой Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан заявил, что «мы не можем искоренить столь хорошо организованное и популярное формирование, как «Исламское государство». Поэтому я призываю наших западных партнеров, чтобы они пересмотрели свои прежние представления о политических течениях в исламе, отложили в сторону свой циничный склад ума и вместе расстроили планы Владимира Путина по подавлению исламской революции в Сирии».

Третья группа участников сирийской войны изначально рассматривалась (в первую очередь – на Западе) как будущая власть в Сирии после неизбежного, как казалось, свержения режима Асада. Однако в настоящее время «умеренная прозападная оппозиция» является наиболее слабой стороной сирийского конфликта. Значительная часть ее боевиков с оружием в руках перешла в различные группировки радикальных исламистов. В настоящий момент основной организацией данной группы является Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС), объединяющая множество оппозиционных режиму Асада группировок. Крупнейшей составной частью НКСРОС был Сирийский национальный совет (СНС), являющийся, фактически, сирийским филиалом организации «Братья-мусульмане». СНС вышел из НКСРОС в 2014 году из-за неготовности участвовать в Женевских мирных переговорах. Вооруженным крылом «умеренной оппозиции» является Сирийская свободная армия (ССА), состоящая из бывших военнослужащих ВС Сирии (почти исключительно арабов-суннитов). К этой же группе участников войны можно отнести «Армию моджахедов». При этом с идеологической точки зрения СНС и «Армия моджахедов» практически не отличаются от второй группы участников сирийской войны, т.е. радикальных исламистов. Разница состоит лишь в том, что две указанные группировки готовы к временному политическому взаимодействию с силами, входящими в НКСРОС. «Умеренная оппозиция» ведет боевые действия против правительственных сил, суннитских радикалов и курдов, при этом, однако, с суннитскими радикалами («Исламским фронтом» и «Джебхат ан-Нусрой») имеют место случаи взаимодействия на отдельных участках фронта для противостояния правительственным войскам и курдам.

Эмблема "Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил"

Внешнюю поддержку данной группе участников сирийской войны оказывают все арабские монархии, Турция, США и ряд европейских стран. Поставки оружия для нее осуществляют Турция, Саудовская Аравия, Катар, Иордания, ОАЭ, Ливия, США, Франция, а также, возможно, Израиль. Как было сказано выше, значительная часть этого оружия вместе с самими боевиками регулярно оказывается в рядах «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского халифата». Весьма высока вероятность того, что этот феномен для внешних спонсоров оппозиции является не результатом ошибки, а формой сознательной поддержки суннитских радикалов, о чем было сказано выше. 

Основой четвертой группы участников сирийской гражданской войны является партия «Демократический союз». К ней примыкает Курдский национальный совет, их боевым крылом считаются Отряды народной самообороны и Пешмерга (вооруженные формирования иракских курдов, оказывающих помощь сирийским соотечественникам). В марте 2016 года курдские организации провозгласили автономию в составе Сирии, но полного отделения от этой страны не требуют (по крайней мере, на данный момент). Курды ведут боевые действия против суннитских радикалов и «умеренной оппозиции», но не против правительственных сил и их союзников (имели место лишь крайне незначительные по масштабам и продолжительности столкновения между курдами и ВС Сирии). В связи с этим их иногда относят к первой группе участников войны. Тем не менее, прямыми союзниками режима Асада они не являются. 

Внешнюю поддержку сирийские курды получают от своих турецких и иракских соотечественников, от США, Франции, Германии и от России.

Флаг партии "Демократический союз"

По состоянию на сентябрь 2015 года «Исламский халифат» контролировал почти всю восточную половину Сирии (которая смыкалась с контролируемой «Исламским халифатом» территорией на севере и западе Ирака), курды – северо-восток страны и часть районов на северо-западе, «Исламский фронт», «Джебхат ан-Нусра» и «умеренная оппозиция» - значительные территории на северо-западе, юго-западе и в центре страны. Под контролем правительственных сил и их союзников оставались Дамаск, средиземноморское побережье и часть территорий в западной половине Сирии. ВС Сирии были очень сильно истощены непрерывной войной, продолжавшейся 4,5 года, понесли очень большие потери в людях и технике (в частности, было потеряно более 700 танков и до 600 БМП, до ста боевых самолетов и вертолетов), оставшаяся техника была крайне изношена. Внешняя помощь со стороны России и Ирана оказывалась недостаточной для поддержания их боеспособности. Возникла реальная угроза скоро (по-видимому – до конца 2015 года) падения режима Асада, что в сложившейся обстановке означало переход всей Сирии под контроль суннитских радикалов и превращения страны в базу для их внешней экспансии, в т.ч. на постсоветское пространство. В этих условиях руководство РФ приняло решение о прямом военном вмешательстве в сирийскую гражданскую войну. Российское участие в этой войне является темой отдельной статьи.



Александр Храмчихин,
заместитель директора 
Института политического и военного анализа
23 мая 2016 14:00 813
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи