Тенденции развития военного искусства в ХХI в.
Тенденции развития военного искусства в ХХI в.
(Бес)полезный инструмент

Принцип комплектования ВС по-прежнему имеет очень высокое значение потому, что психологический фактор на войне остается важнейшим. Всё по той же причине – только воинская профессия подразумевает обязанность умереть. 

Соответственно, если граждане некой страны категорически не готовы умирать ни за какую идею, т.е. армия и общество в целом не готовы к сколько-нибудь серьезным потерям, то у такой страны, фактически, нет армии. Потому что ее невозможно применить даже для обороны. 

Из-за значительного роста уровня жизни, не менее значительного снижения рождаемости и доминирования в обществе идеологии гедонизма, постмодернизма, толерантности и политкорректности именно такая беда произошла почти со всеми европейскими странами. Если в годы холодной войны Европа вынуждена была заниматься серьезным военным строительством, то после ее окончания европейцы сами себя убедили, что больших войн больше никогда не будет, а будет лишь «борьба с терроризмом» и миротворческо-полицейские операции в слаборазвитых странах. Поэтому произошел тотальный переход от призывных армий к контрактным, сильнейшее сокращение вооружений и техники, предназначенных для ведения классической войны, а также военных расходов в пользу социальных. При общем сокращении военных бюджетов произошел значительный рост расходов на содержание личного состава, поскольку даже в мирное время люди готовы служить лишь за очень большие деньги, а в военное – за огромные деньги, но при этом так, чтобы их всё равно ни в коем случае не убили. Кроме того, современная техника и высокоточные боеприпасы стали очень дорогими, поэтому Европа способна приобретать их в микроскопических количествах и совершенно не готова их терять: то, что полвека назад считалось расходным материалом, теперь стало буквально на вес золота. В итоге Европа уже сейчас перестала быть реальной военной силой. Переориентация с классической войны на «борьбу с терроризмом» привела к тому, что европейские армии теперь не могут ни вести классическую войну, ни бороться с терроризмом. В очередной раз мы это наблюдаем сейчас, когда Франция (ядерная держава!) просто не способна в одиночку воевать против «халифата», а остальные страны-члены ЕС категорически отказываются ей помогать.

США обладают огромным военным потенциалом, выше там и психологическая готовность общества к войне. Тем не менее, хотя и с заметным отставанием Америка движется по описанному выше европейскому пути. В частности, Пентагон уже официально объявил, что США больше не будут вести никаких наземных войн, даже ограниченных типа иракской или афганской. Разве что спецоперации.

По всем этим причинам «сильнейший в мире военный блок» НАТО превратился в чисто виртуальную величину. Его суммарный военный потенциал формально очень велик, хотя и продолжает неуклонно сокращаться, но бесполезен – альянс готов его применить только в том случае, если заведомо не подразумевается сопротивления и потерь. Причем «точка невозврата» явно пройдена, ведь сломать сложившиеся психологические установки в западных обществах невозможно, да никто и не собирается этого делать. Наоборот, вышеупомянутые постмодернизм, толерантность и политкорректность на сегодняшнем Западе стали таким же «единственно верным учением», каким в СССР считался марксизм-ленинизм.  

Всё сказанное прекрасно подтвердилось в связи с украинским кризисом. Антироссийская истерия на Западе стала, в первую очередь, отражением паники. В НАТО совершенно серьезно испугались российской агрессии, понимая, что отразить ее неспособны. При этом, однако, никаких реальных усилий по изменению ситуации предпринято не было. И в 2014 году, и в 2015 году в НАТО продолжилось общие сокращения вооружений и военных расходов. Не принято ни одной новой военной программы, не сформировано ни одной новой воинской части. «Меры по защите Восточной Европы» с переброской в этот регион нескольких пехотных батальонов или даже рот на ротационной основе (чтобы «воины» не перенапряглись в «прифронтовой зоне», т.е. в рижских и варшавских кабаках) носят откровенно гротескный характер. 

Россия на бумаге гораздо слабее НАТО, но фактически – сильнее альянса. Наше качественное и количественное отставание в вооружениях и технике отнюдь не столь велико, как это принято считать, а по некоторым компонентам превосходство на нашей стороне. Особенно учитывая тот факт, что в последние 3-4 года Россия производила больше техники, чем всё НАТО (включая США). Главное же в том, что ВС РФ могут быть реально применены, причем в очень значительных масштабах и в войнах любого типа. Общество и сама армия к этому вполне психологически готовы. Т.е. в распоряжении России есть силовой инструмент, у НАТО – нет. 

В итоге, как показали события на Кавказе, на Украине, в Сирии, если некая страна (в т.ч. непризнанная) выбрала своим союзником Россию, то ей гарантирована реальная помощь и защита в критической ситуации. Если страна или оппозиционная группировка выбрала своим союзником НАТО, то ей гарантировано жестокое избиение со стороны России при полном отсутствии помощи со стороны «самого мощного альянса в истории». Автор ни в коем случае не занимается пропагандой, он лишь констатирует очевидные факты. Сохраняющийся же в мире, в т.ч. на постсоветском пространстве, культ НАТО всё больше напоминает религиозный. Именно потому, что он прямо противоречит очевидным фактам. Впрочем, у этого культа очень опытные жрецы. 

Россия внезапно и скачкообразно перешла в последние годы в новое геополитическое качество, поскольку готова задействовать силовой инструментарий, в отличие от ослабевшего западного «гегемона». При этом не надо обольщаться – переход в новое качество обусловлен, в первую очередь, не нашими успехами, а грубыми ошибками Запада. Большая опасность в том, что наш традиционный неизживаемый «западноцентризм» может привести и к повторению западных ошибок, которые у нас по инерции примут за «передовой опыт цивилизованных стран». Нельзя жертвовать количеством ради качества и, самое главное, нормальной армией ради «компактной профессиональной». Нельзя забывать о том, что самая дорогая для страны армия – та, на которой экономят. И вообще, нельзя придумывать себе очередное «единственно верное учение» вопреки здравому смыслу.



Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа



Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции сайта
23 ноября 2015 12:19 903
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи