Локальные войны после 1945
Локальные войны после 1945
Беспрецедентная война

Про историю Йемена, перенаселенного, нищего, почти лишенного нефти и газа, можно написать сагу, причем очень печальную. Страну искусственно нарисовали, потом искусственно разделили, потом искусственно соединили, всё это было через очень кровавые гражданские войны с иностранным участием. Страна всё больше разрушалась, конфликты проходили через сознание людей.

Очередная гражданская война в 2011-12 гг. случилась в рамках «арабской весны» и была совершенно откровенно инспирирована Эр-Риядом при полном согласии Вашингтона. Умеренно авторитарный и вполне прозападный президент Абдалла Салех был свергнут под предлогом его недостаточной демократичности и заменен на занимавшего при нем пост вице-президента Мансура аль-Хади (он больше нравился саудитам). Хади и был «избран» новым президентом страны с абсолютно демократическим результатом 98% голосов. Столь своеобразный вариант демократии не устроил очень значительную часть населения. В итоге на территории бывшей Йеменской Арабской Республики (ЙАР, Северный Йемен) сложилась коалиция сторонников Салеха (в т.ч. из рядов ВС Йемена) и хуситов (местных шиитов). И началась новая гражданская война. В начале 2015 г. хуситско-салеховская коалиция взяла под контроль Сану (столицу ранее ЙАР, а теперь всего Йемена), а затем очень быстро – всю территорию бывшей ЙАР. Попытки сформировать в стране коалиционное правительство провалились, после чего хуситы и салеховцы начали наступление на территорию бывшего Южного Йемена или Народно-Демократической республики Йемен (НДРЙ). Хади бежал в Аден, главный порт Йемена и бывшую столицу НДРЙ, но хуситы уже в марте пошли на штурм города. После этого в ночь с 25 на 26 марта группа стран во главе с Саудовской Аравией начала интервенцию в Йемен.   

Вооружённые йеменские оппозиционеры

В чисто юридическом плане действия Эр-Рияда и его союзников были как бы законны, поскольку начаты по просьбе как бы законной (на те самые 98%) власти Йемена. В историческом плане налицо полная аналогия с действиями американцев во Вьетнаме в начале 60-х и с вводом советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. И аналогии здесь получаются не только в «завязке» конфликта, но и в его продолжении (с точки зрения последствий для интервентов).

ВС Йемена были очень архаичны, но весьма велики. При этом по сути своей их очень многочисленные бригады (более 50) представляли собой племенные армии, весьма формально объединенные под общим командованием. После занятия хуситами и салеховцами Саны они поделились между сторонами конфликта примерно пополам, но у хуситов мотивация гораздо выше, поэтому они воевали гораздо успешнее, занимая всё новые территории. Интервенция коалиции, в которую, кроме Саудовской Аравии, вошли ОАЭ, Кувейт, Катар, Бахрейн, Иордания, Египет, Судан, Марокко, поддержку оказывали США, Пакистан, ряд других стран, соотношение сил изменилось разительно. Хотя сухопутные контингенты в помощь сторонникам Хади направили лишь ВС Саудовской Аравии и ВС ОАЭ, остальные страны предоставили авиацию и/или флот (для блокады побережья), количественное и качественное превосходство коалиции над хуситами в людях и технике оказалось настолько велико, что его практически невозможно описать конкретными цифрами. Как хорошо известно, аравийские монархии никогда не жалели денег на новейшее оружие (в первую очередь – американское) в количествах, близких к неограниченным. При этом хуситы внешнюю помощь либо не получают вообще, либо чисто символическую (от Ирана). Тем поразительнее дальнейший ход войны, которая через два года после своего начала явно очень далека от завершения.  

Исходя из соотношения сил, аравийская коалиция должна была бы взять под контроль всю территорию Йемена максимум за пару месяцев (т.е. к лету 2015 г.). Причем такой вариант был, казалось бы, логичен и для хуситов: их переход к чисто партизанским действиям отчасти нивелировал бы колоссальное превосходство противника в технике (история знает массу подобных примеров, в т.ч. те самые Вьетнам и Афганистан). Но нет, никакой партизанщины хуситам не понадобилось. Они совершают регулярные рейды в тыл противника, в т.ч. довольно далеко заходят в юго-западные районы Саудовской Аравии, но такие рейды – нормальная составляющая часть классической войны. Именно такую чисто классическую войну хуситы и салеховцы и ведут уже более двух лет, с широким использованием тяжелой наземной техники и постоянным контролем территории. Именно в этом самая поразительная сторона данной войны. В мировой истории, по-видимому, нет аналогов того, чтобы при том неравенстве сил, которое имеет место сегодня в Йемене, уступающая в силах сторона не то что не была полностью разгромлена, но вообще почти не уступила территорий. Коалиция смогла лишь «вытолкнуть» хуситов из Адена и еще из нескольких юго-западных и центральных районов страны, сейчас конфигурация контролируемых сторонами территорий очень близка к бывшим (а может и будущим?) ЙАР и НДРЙ. И это при том, что хуситы и салеховцы уже в первые дни войны лишились ВВС и ВМС, уничтоженных массированными авиационными ударами коалиции. Однако «заменителем ВВС» для них стали тактические ракеты, в первую очередь – советские «Точки». С их помощью хуситы нанесли несколько настолько эффективных ударов по военным объектам в Саудовской Аравии, что сложили посвященную «Точке» песню. А ракетой иранского производства (или советской Р-17) они недавно дострелили до окрестностей Эр-Рияда. И на море не имеющие флота хуситы тоже умудряются воевать. С помощью береговой ПКР китайского производства (или ее иранской копии) они нанесли, по-видимому, фатальные повреждения скоростному катамарану HSV-2, принадлежавшему ОАЭ, а с помощью телеуправляемого взрывающегося катера повредили саудовский фрегат «Медина». 

Подразделения армии Йемена

На сегодняшний день коалиция (включая йеменские войска, воюющие на стороне Хади) безвозвратно потеряла, как минимум, 40 танков (в т.ч. 5 саудовских «Абрамсов»), 8 БМТВ, 40 БМП, 60 «традиционных» БТР, 160 бронеавтомобилей и MRAPов, 5 боевых самолетов, 2 или 3 ударных вертолета (саудовские «Апачи») и 1 ударный беспилотник. Реальные потери, по-видимому, гораздо больше, количество поврежденных машин вообще невозможно установить, как и размер людских потерь. Разумеется, хуситы и салеховцы тоже понесли значительные потери в людях и технике, тем не менее, в условиях абсолютного господства противника в воздухе, они продолжают успешно и отнюдь не в единичных количествах применять бронетехнику и артиллерию. Т.е. новейшие F-15S и «Апачи» с новейшими же высокоточными ракетами и УАБ американского производства не способны даже выбить древние Т-55 и Т-62, составляющие основу танкового парка Йемена.  

Необходимо отметить, что в восточной части Йемена (которая всё время подконтрольна Хади, а затем коалиции), быстро расширяются зоны, находящиеся под властью «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» и «Исламского халифата». Обе они позиционируют себя как «третью силу» в йеменской войне, но фактически главным их противником являются хуситы. Т.е. для коалиции они больше союзники, чем противники, но и такая помощь для Эр-Рияда и его союзников оказывается бесполезной. 

Войска ОАЭ воюют несколько лучше, чем саудовская армия, но принципиальной эту разницу считать нельзя. Военное фиаско монархий является просто оглушительным, причем его никак нельзя списать на «тупость арабов», ведь хуситы и салеховцы – тоже арабы. На самом деле, налицо полный провал концепции «профессиональной», т.е. чисто наемной армии, никаких других объяснений здесь нет. Солдаты и офицеры монархий пришли в армию за большими деньгами, а не затем, чтобы умереть в бою. 

Разумеется, саудовские «профессионалы» очень успешно воюют с мирным населением, коего убили уже не менее 10 тыс. человек напрямую (в основном с воздуха) и, как минимум, сходное количество уморили голодом, причем эти цифры продолжают быстро расти. Интервенция коалиции привела к гуманитарной катастрофе в Йемене колоссальных масштабов, но бесчисленные всемирные гуманисты и моралисты почему-то по данному поводу молчат. Впрочем, удивляться поведению Запада не приходится. Давно и хорошо известно, что Эр-Рияду можно абсолютно всё: создавать и финансировать суннитские террористические группировки по всему миру, как угодно попирать права собственного населения (особенно женщин и конфессиональных меньшинств). За всё заплачено колоссальными саудовскими инвестициями в западные экономики, отсюда и безнадежная слепота «правозащитников».

Хуситы не испытывают к России ни малейшей любви (точнее, Россия их просто не интересует), но ситуация сложилась таким образом, что они воюют в наших интересах. Дело в том, что расходы Эр-Рияда на провальную интервенцию в Йемене даже не в разы, а на порядки превзошли первоначальные планы саудитов. В совокупности с падением нефтяных цен (спровоцированным самим же Эр-Риядом) это нанесло очень тяжелый удар по саудовской экономике. При этом надо понимать, что Саудовская Аравия – искусственное государство, состоящее из множества племен, правящая монархия сверхкоррумпирована, гражданскими правами жители ваххабитской абсолютной монархии также не сильно обременены. Всё это компенсируется только огромными выплатами, которые саудовские граждане получают за счет нефтяных доходов. Значительное сокращение этих выплат может полностью обрушить саудовское общество и страну в целом. Поэтому йеменский провал для Эр-Рияда – это отнюдь не только военная неудача, это возможная причина полной политической катастрофы. 

Соответственно, резко сокращаются возможности саудитов по финансированию исламских радикалов. В частности – на Северном Кавказе и в Поволжье. А также в Сирии, что имеет для Москвы колоссальное значение. Для нашей сирийской кампании действия хуситов – полноценный, без всякого преувеличения, второй фронт. Который внес совершенно реальный вклад в военные и политические успехи России. Вклад этот, конечно, не надо переоценивать, но точно так же не надо и недооценивать. Еще больше возрастет для нас значение хуситов, если отношения Москвы с Вашингтоном обострятся до предела.

Более того, из-за неудач в Сирии и Йемене казавшаяся нерушимой коалиция монархий уже практически распалась. Саудовская Аравия переругалась сначала с Катаром, который теперь остался единственным спонсором «Исламского халифата», а затем и с ОАЭ, которые при поддержке Египта и, возможно, Иордании хотят вообще покончить с этим грязным делом (и в Сирии, и в Йемене). Поэтому можно лишь пожелать, чтобы «йеменское чудо» в исполнении хуситов продолжалось как можно дольше.

 

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

14 апреля 2017 00:00 758
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи