Локальные войны после 1945
Локальные войны после 1945
Амбиции и позор – дубль два

Катастрофа во Вьетнаме не стала для Франции последней колониальной войной. Не менее тяжелой по своим последствиям оказалась для Парижа война в Алжире, хотя, в отличие от Вьетнамской войны, французы ее как бы выиграли.

Алжир был французской колонией с 1830 г., но к 1945 г. он юридически считался не колонией, а частью Франции. Здесь к этому времени проживало более миллиона европейцев, коренных алжирцев было около 9 млн. И только первые обладали всеми правами. В конце 40-х в Алжире возник Фронт национального освобождения, выступающий за независимость от Франции. Именно французская катастрофа под Дьенбьенфу стала для ФНО катализатором перехода к активным действиям.

Началось восстание 1 ноября 1954 г. и поначалу носило микроскопические масштабы (в рядах ФНО на тот момент было не более 700 чел.). Французы не осознали, что надо принимать превентивные меры, коих было, на самом деле, две – полная интеграция Алжира в политическую систему Франции, т.е. предоставление коренным алжирцам всех прав, что имели французы, либо независимость Алжира. Однако в тот момент оба варианта казались совершенно неприемлемыми. В итоге на первые немногочисленные теракты французы ответили хаотичными плохо осмысленными репрессиями, которые, как часто бывает в таких случаях, лишь усугубили ситуацию и привели к росту популярности ФНО. Повстанцы наносили удары, в первую очередь, не по французам, а по их сторонникам среди коренных жителей. Число последних стало быстро сокращаться, во-первых, из-за страха перед ФНО, во-вторых, из-за жестоких и часто бессмысленных репрессий со стороны французов.

Очень показательным моментом стала резня в городе Филиппвилле 20 августа 1955 г. Напавшие на город партизаны убили 71 европейца, включая женщин и детей, и 15 сочувствовавших им алжирцев. Срочно прибывшие в город французские парашютисты убили, как минимум, 1273 алжирца, подавляющее большинство из которых заведомо не имели никакого отношения к ФНО. Подобные события доводили взаимную ненависть до того предела, когда примирение становится принципиально невозможным. 

Французские парашютисты в Алжире

Франция начала стремительно наращивать военную группировку в Алжире. С 50 тыс. в 1954 г. она была доведена до 400 тыс. в 1956 г. и до 1 млн. (!) в 1958 г. Чтобы не распылять силы, в 1956 г. Франция предоставила независимость Тунису и Марокко, но это стало лишь дополнительным стимулом для партизан: они получили подтверждение того, что стараются не зря. При этом султан Марокко и премьер Туниса решили помочь бывшей метрополии и примирить стороны конфликта в Алжире. На предоставленном султаном самолете лидеры ФНО, включая руководителя Фронта Ахмеда бен Беллу, вылетели в Тунис для переговоров. Однако французы заставили самолет сесть в Алжире и арестовали всю верхушку ФНО. Во Франции многие восприняли этот шаг с восторгом, не поняв, что подобное откровенное вероломство окончательно закрывает путь для переговоров.

Осенью 1956 г. ФНО развернула террористическую войну в столице страны Алжире, что вызвало ответные массовые избиения арабов со стороны европейцев. К январю 1957 г. в городе удалось установить относительный порядок с помощью парашютно-десантной дивизии, укомплектованной, в основном, ветеранами Вьетнама. Кварталы столицы теперь были разделены заборами из колючей проволоки. В ходе массовых репрессий со стороны французов до 3 тыс. арабов – жителей столицы «пропали без вести». К осени 1957 г. структуру ФНО в столице удалось разгромить. Взаимная ненависть в самом Алжире продолжала нарастать, а во Франции нарастало недовольство происходящим – во-первых, жертвами среди французских солдат, во-вторых, методами, ими применяемыми. Левые журналисты и политики начали проводить параллели между французскими парашютистами и гестаповцами. Таким образом, раскол начался уже в метрополии.

Тем не менее, французы просто задавили противника массой, постепенно вытеснив боевиков ФНО в Марокко и Тунис. Видимо, за всю историю войн ни одна страна не бросала такого количества войск на борьбу с партизанами, как Франция в Алжире. Более того, на границах с Тунисом и Марокко были построено мощнейшие оборонительные сооружения, высокие стены из колючей проволоки под напряжением среди сплошных минных полей. При этом в каждый отдельный момент стены охраняли 80 тыс. военнослужащих. Попытки преодолеть стены закончились для ФНО очень высокими потерями (не менее 6 тыс. погибших). Внутри страны оставалось не более 8 тыс. партизан.

Штурмовики «Скайрейдер» над Алжиром

При этом во Франции война становилась всё более непопулярной, а алжирские европейцы панически боялись, что Париж сдаст Алжир так же, как сдал Вьетнам. Весной 1958 г. в Алжире (в смысле – столице) началось, фактически, восстание европейского населения, провозгласившего создание своего правительства. В итоге к власти во Франции вернулся де Голль, причем не путем всеобщих выборов, а решением парламента. Де Голль сразу же назвал Алжир «мельничным жерновом на шее Франции». В качестве реакции на это ФНО провозгласило создание временного революционного правительства Алжира, которое немедленно было признано большинством арабских и социалистических стран. 

В течение 1959 г. французские войска провели несколько крупномасштабных операций с широким применением авиации (штурмовиков и вертолетов), в которых, по официальным данным, было уничтожено до половины остававшихся в Алжире партизан (4 тыс.). Впрочем, даже сами французы признавали, что многие убитые боевики ФНО, вполне вероятно, являлись не боевиками, а мирными гражданами. При этом до миллиона алжирцев за годы войны были подвергнуты насильственному переселению, причем значительная их часть оказалась в ужасных условиях. В военном плане ФНО был практически разгромлен, но его популярность среди арабского населения лишь росла. Де Голль достаточно хорошо представлял себе истинную ситуацию. В сентябре 1959 г. он заявил, что вопрос о независимости Алжира будет решен на всеобщем референдуме.

Это заявление деморализовало армию, которая посчитала, что у нее украли победу (в военном плане так оно и было). В феврале 1961 г. в Мадриде была создана ОАС (Секретная вооруженная организация). Ее организовали ультраправые, в основном офицеры французской армии. Сначала они боролись против независимости Алжира, а затем за свержение де Голля. Уже в апреле она попыталась организовать мятеж в Алжире, который, впрочем, был быстро подавлен.

В марте 1962 г. были подписаны Эвианские соглашения, в которых признавалась независимость Алжира. 1 июля состоялся референдум, на котором 99,72% алжирцев проголосовали за независимость (при явке 91%). Между этими двумя событиями ОАС развернула в Алжире террор против собственной армии, а в августе 1962 г. организовала покушение на де Голля в парижском пригороде Кламар. Таким образом, из-за Алжира сама Франция оказалась на грани гражданской войны. Впрочем, в 1963 г. ОАС была разгромлена, многие ее руководители расстреляны, остальные арестованы, но в 1968 г. амнистированы. 

Капитуляция Парижа обернулась паническим бегством европейцев из Алжира во Францию (бежало 750 тыс. чел.), несколько тысяч было убито. Принимать алжирцев, воевавших на ее стороне, Франция отказалась, аналогов подобному позору в истории найти трудно (особенно очевиден этот позор в свете последующей бесконтрольной миграции во Францию арабов и африканцев, уже необратимо изменившей этноконфессиональную структуру французского общества, но продолжающейся ускоренными темпами). По разным данным, за несколько недель после прихода ФНО к власти было убито от 30 до 150 тыс. этих людей. 

Официальные потери ВС Франции (включая небоевые) в ходе войны составили 17.456 чел. убитыми, к ним надо прибавить еще до 3 тыс. воевавших за Францию алжирцев (не считая убитых после бегства французов) и 2788 гражданских лиц. Считается, что погибло примерно 140 тыс. повстанцев и до 80 тыс. мирных жителей, хотя есть сомнения, что в рядах ФНО вообще воевало столько людей. Можно предполагать, что французы убили не менее 100 тыс. мирных алжирцев. По некоторым оценкам, арабов погибло до полумиллиона.

В рядах французских войск в Алжире воевало множество людей, только что прошедших Вьетнам. Они единодушно отмечали, что в чисто военном плане вьетнамских коммунистов и боевиков ФНО нет смысла даже сравнивать: вьетнамцы – прекрасные воины, арабы – хуже не бывает (поэтому и потери французов в Алжире были в разы ниже, чем во Вьетнаме, хотя война длилась дольше). Тем не менее, даже арабов французская армия смогла подавить лишь массой и жестокостью. Из-за которой заслужила не только ненависть арабов, но и потеряла поддержку французов. В итоге выигранная война превратилась в катастрофическое поражение и чуть было не пришла в саму метрополию.

После Алжира Франция больше в столь крупномасштабные войны не ввязывалась, но многократно направляла в бывшие колонии «ограниченные контингенты» (не более 5 тыс. чел.), состоящие из бойцов Иностранного легиона и парашютистов, для спасения режимов этих стран от внешних и внутренних противников. Однако это уже совсем другая история. А ВС Алжира сегодня – одни из сильнейших в Африке и в арабском мире.

 

Александр Храмчихин,
заместитель директора
Института политического и военного анализа

19 октября 2016 14:56 1406
0
0