Забытые страницы Великой войны
Линия Гиндербурга

14 октября 1918 года «Стодневное наступление» войск Антанты на Западном фронте возобновилось с новой силой. Начался последний этап разгрома германской армии.

            Британские, французские, американские и бельгийские дивизии двинулись в наступление по всей линии фронта: от морского побережья Северного моря в районе бельгийского порта Остенде до земель Лотарингии южнее Вердена. Сверхзадача – вытеснить немецкие войска за оборонительные позиции линии Гинденбурга. Этому тотальному наступлению предшествовали успехи по прорыву этой линии на отдельных участках, к которым привели бои, начавшиеся еще в конце сентября.

            Еще 27 сентября в атаку поднялись солдаты 1-й и 3-й британских армий в районе изувеченного бесконечными сражениями и обстрелами городка Камбре (30 с лишком километров до бельгийской границы). На следующий день в наступление перешли 4-британская и 1-я французская армии. Через два дня «позиция Зигфрида» (часть линии Гинденбурга) была прорвана на 30 километров по фронту и на 11 километров в глубину.

28 сентября началась так называемая 5-я битва за Ипр (ныне – Ипер, Бельгия) севернее реки Лис/Лейе (по-французски/по-бельгийски). 28 британских и бельгийских дивизий Фландрской группы армий продвинулись почти на 30 километров. Только пленными германцы потеряли 10 тысяч солдат и офицеров. Союзники лишились чуть более 9 тысяч человек.

То, что происходило, начиная с 14 октября, полноценным и равносторонним сражением назвать уже нельзя. Союзники, не встречая сильного сопротивления, методично двигались на восток, деморализованные немецкие солдаты откатывались к собственным границам. Все, на что хватало сил, - это уничтожение населенных пунктов, дорог, железнодорожных путей, мостов, огневых точек, складов… Союзники двигались по пятам в буквальном смысле по выжженной земле. 20 октября линия Гинденбурга, как оборонительная система, перестала существовать. Однако, эта линия достойна того, чтобы о ней вспомнить более подробно.

В конце 1916 года началось строительство мощной оборонительной системы, которая спустя считанные недели протянулась на десятки километров восточнее линии фронта от Ипра до Вердена. Генерал-квартирмейстер Эрих Людендорф писал по этому поводу: «»Еще в сентябре  было отдано распоряжение о постройке на западе больших тыловых позиций…Позицию Зигфрида по линии Аррас - западнее Камбре – Сен-Кантен – Ла-Фер – Вальи-сюр-Эн, чтобы срезать обширную дугу Альберт – Суассон…, в которой битва на Сомме пробила широкую брешь. И позицию Михель, чтобы срезать…к югу от Вердена. Эти стратегические позиции давали выгоды сокращения фронта и экономии сил, использование их было планомерно подготовлено. Вопрос о том, состоится ли отход на них, и как они будут употреблены в сентябре 1916 года оставался, конечно, открытым. Прежде всего, их надо было построить. Понадобились обширные мероприятия… Постройка позиций, подготовка армии к оборонительным боям… все это были чрезвычайно важные военные мероприятия».  Линия делилась на несколько оборонительных участков, получивших имена собственные.

Самый северный – позиция «Вотан». Протяженность – от бельгийско-французской границы южнее Ипра до города Ланс. Примерно 30 километров. В стратегическом отношении прикрывала направление на Брюссель – Антверпен. Названа в честь древнего германо-скандинавского бога Вотана, более известного миру по имени, к которому к нему обращались викинги будущих Дании, Швеции и Норвегии – Один. Главное божество в мифологии этих народов, бог-воин, хозяин рая для павших воинов - Вальхаллы. Позиция была смята одной из первых.

Позиция «Зигфрид». Самая протяженная – примерно 70 километров. От Ланса до Сент-Кантена. И самая укрепленная. В стратегическом отношении прикрывала направление на Льеж – Кельн. Названа в честь Зигфрида (Сигурда), эпического героя «Песни о Нибеллунгах». Кстати, как и древнегреческий Ахиллес, был убит в единственное уязвимое место на теле. Только не в пятку, а в спину. Еще раз необходимо подчеркнуть, что позиция «Зигфрид» и линия Зигфрида, построенная в 1936 -1940 годах на западе Германии в приграничной полосе от города Клеве (земля Северный Рейн-Вестфалия) до швейцарского города Базель – далеко не одно и тоже.

Позиция «Альберих». Протянулась от Сент-Кантена до Крайона. Длина укрепрайона – более 50 километров. Прикрывала стратегическое направление через горный массив Арденны на южную Бельгию и далее на тот же Кельн. Названа так, вероятно, в честь дверга (карлика) Альбериха, он же - Андвари, охранявшего согласно «Песни о Нибелунгах» их золото. Андвари в переводе с немецкого языка – осторожность.

От Крайона доСен-Менеу нависла над землями Шампани позиция «Брюнхильда» протяженностью до 100 километров. «Спиной» эта позиция упиралась в горный массив Арденны, южнее которого открывались пути на Люксембург и в центральную Германию. Немецко-скандинавская мифология, равно как и любая другая, крайне запутанная штука. И персонажей в ней в избытке. Эту позицию часто называют «Брунгильда», чем грешат даже профессиональные военные историки. Русскому уху так привычнее. Но Брунгильда – не из сонма языческих германских богов. Эта дама жила в VI-VII веках, была дочерью вестготского короля Атанагильда и супругой Сигиберта I, короля Австразии. Любопытно, что западная часть этого франкского государства находилась на тех землях, где пролегал Западный фронт ПМВ. Имя Брунгильда переводится с древневерхненемецкого языка как «Закованная в броню воительница». Так вот, имя Брунгильда ничего общего с названием оборонительной позиции не имело. Брюнхильда – это эпическая дева-богатырша, валькирия, обученная с самим Зигфридом. Символично, что позиция получила столь мрачное название. Ведь согласно эпосу, Брюнхильда, потеряв возлюбленного, предательски убитого собственным мужем Гуннаром, покончила с собой.

Позиция «Кримхильда» подхватила эстафету у «Брюнхильды» под Сен-Менеу и сошла на нет между лотарингскими городами Мец и Нанси. Ее протяженность более 90 километров. Позиция прикрывала стратегическое направление в центр Германии, а также дорогу на Страсбург – Штутгарт - Мюнхен. Позиция названа в честь супруги Зигфрида – Кримхильды, она же по скандинавской версии Гудрун. «Песнь о Нибелунгах» повествует о том, что Брюнхильда и Кримхильда, мягко говоря, друг друга терпеть не могли. Собственно говоря, с их ссоры вся история и завязалась. Так что соседство двух королев в 1916-1918 годах в Шампани и Лотарингии вполне объяснимо.

Вернемся к Людендорфу. Генерал написал и издал мемуары в 1919 году. То есть, по горячим следам. И уж кто-кто, а генерал-квартирмейстер Большого генерального штаба назубок знал все позиции и диспозиции. Тем более, что судя по высказываниям самого Людендорфа, он придавал огромное значение созданию и обороне линии Гинденбурга. Даже инициатива по ее созданию исходила именно от этой славной пары – Людендорфа и Гинденбурга, едва они переместились с Восточного фронта в Берлин и Ставку Западного фронта. Объяснения о необходимости «срезания выступов» - это для штатских. Людендорф уже осенью 1916 года отчетливо понимал, что ресурсы Германии не бесконечны, что противник прирастает союзниками, и что возможна ситуация, когда придется перейти тотальной обороне. И обороняться, желательно, на чужой территории. Отсюда и столь масштабный проект.

В то же время о боях в сентябре-октябре 1918 года Людендорф пишет в 800-страничной книге крайне скупо. Оно понятно, сечь самого себя за проваленную оборонительную операцию никому не хочется. Да еще публично. Но вот  что заинтриговало. В нескольких случаях генерал упоминает позицию «Зигфрид», «Вотан» и «Брюнхильда». И ни одного слова об «Альберихе» и «Кримхильде». Будто их вовсе не было. Не использовал эти названия Людендорф и в той главе, где рассказывал о строительстве линии Гинденбурга.

                                                                                                     Михаил БЫКОВ,

                                                               специально для «Почты полевой».

29 октября 2018 10:01 317
0
0