Забытые страницы Великой войны
Кайманы на реке Пьяве

23 июня 1918 года завершилось очередное крупное сражение на итало-австрийском фронте. Оно развернулось на берегах реки Пьяве.

            В преддверии «Весеннего наступления» на Западном фронте во Фландрии и Пикардии германский Генеральный штаб обратился к командованию австро-венгерской армии с настоятельной просьбой провести наступательную операцию против итальянских войск. Расчет был простой. После сокрушительного поражения в битве при Капоретто в октябре-декабре 1917 года итальянская армия была деморализована и в одиночку вряд ли была способна справиться с австрийцами. По крайней мере, в этом были уверены и в Берлине, и в Вене. Следовательно, французы и британцы должны были отправить на помощь союзникам несколько дивизий. А при дефиците живой силы во всех без исключения армиях в 1918 году (кроме прибывающих на европейский континент войск США) это имело существенное значение.

            На деле итальянская армия к лету 1918 года от комплекса Капоретто почти избавилась. Прошли подготовку новобранцы, пополнялись интендантские склады, страной правило чувство патриотизма, какое возникает обычно в начале войны, когда госпитали еще пусты и на кладбищах мало свежих могил. Здорово прибавила итальянская промышленность, окончательно перестроившись на военный заказ. Довольно сказать, что ежемесячно фронт получал 1700 грузовиков. Согласитесь, для 1918 года впечатляющее количество. Впрочем, все это вовсе не означало, что итальянцы откажутся от помощи «старших товарищей» по Антанте.

            Река Пьяве, где развернулось недельное сражение, находится на территории современной Италии севернее Венеции и впадает в Венецианский залив Адриатического моря. Именно на ее берегах удалось зацепиться итальянским войскам после разгрома при Капоретто. И зацепились они основательно. Под присмотром более опытных союзников из Франции и Великобритании была выстроена система обороны в несколько эшелонов. Под командой генерала Армандо Диаса было сконцентрировано 70 дивизий: 58 итальянских, 6 французских, 5 британских и чехословацкая, по другим данным - американская. Возможно она была сформировала из чехословаков, по разным причинам оказавшимся в США. Общая численность – до 870 тысяч человек. На вооружении имелось 7043 полевых и 523 зенитных орудия, 2046 минометов, 676 самолетов, 4 дирижабля и 1800 грузовиков.

            Любопытные воспоминания касательно союзников оставил в дневнике погибший на берегах Пьяве от пулеметной очереди майор итальянской армии 32-летний Марио Фьоре родом из Неаполя: "Нам нечему учиться у англичан. Один майор, командир английской батареи сказал нам: в Италии мы чувствуем себя как во время отпуска. Нам есть чему поучиться у французов, в первую очередь в применении авиации и артиллерии... Мы, в противоположность им, оставляем нашу пехоту без должной поддержки артиллерии. Когда мы разговаривали о наших солдатах, французский майор признался, что наши люди страдают и что они всегда готовы к страданиям». С чехословаками майору Фьоре встретиться, видимо, не довелось.   

Таким образом, можно сказать, что частично австрийцы поставленную перед ними в Берлине задачу выполнили. Оттянули 7 дивизий Антанты с Западного фронта. А это примерно 100 тысяч человек. Почему 7, а не 12? Потому, что едва германцы в очередной раз зашевелились на Западном фронте, 5 (3 французских и 2 британских) дивизий были отозваны с берегов Пьяве. Еще в июне. Сама же австро-венгерская армия располагала всего 57 дивизиями численностью 550 тысяч солдат и офицеров. Произошел тот редкий в войнах ХХ века случай, когда силы наступавших войск прилично уступали силам войск оборонявшихся. Да еще при условии форсирования реки во время паводка. Только чудо могло привести австрийцев к успеху. Но чуда не произошло.

Еще перед сухопутным сражением итальянцы сумели основательно испортить противнику настроение. Несмотря на то, что преимущество итальянского флота в Адриатике было очевидным, в Вене подготовили план в надежде на 305-мм орудия новейшего линейного корабля «Святой Иштван». Дредноут должен был основательно побеспокоить противника. Однако, не успев добраться до берегов Италии, был потоплен двумя торпедами, выпущенными с крохотного катера. Почти все моряков удалось подобрать из воды кораблям сопровождения, из 1094 человек экипажа погибло только 89. Но сам «Святой Иштван» спасти было невозможно. Командир итальянских катерников Луиджи Риццо стал национальным героем, а его катер МАS-15 до сих пор находится в одном из римских музеев. День гибели австро-венгерского линкора – 10 июня – стал Днем военно-морского флота Италии. В империи Габсбургов история со «Святым Иштваном» произвела на многих гнетущее впечатление.

Перед главным ударом на Пьяве в высоких штабах приняли решение нанести отвлекающий удар в Альпах, в районе высокогорного перевала Тонале (1883 м), через который можно было в теории выйти в долины Ломбардии и Милану. Но итальянская разведка летом 1918 года работала отменно. Отвлечь войска Рима всерьез не удалось. А атакующими австрийцами справились выставленные в горах заслоны.

Артиллерийская подготовка с применением среди прочего химических зарядов началась 15 июня. Надо признать, что австрийцам удалось подтащить на Пьяве огромное количество орудий – 7,5 тысяч. После того, как отгрохотала канонада, генерал-полковник барон Артур Арц фон Штрауссенбург поднял в атаку свою пехоту. Неизвестно, искренен ли был в письме, отправленном германскому фельдмаршалу Паулю фон Гинденбургу, австрийский генерал венгерского происхождения Арц (главную официальную фамилию старались употреблять только по необходимости). А писал он вот что: «убежден, что в результате нашего наступления, которое должно привести нас к Адидже (река в северной Италии, на которой стоят города Тренто и Верона), мы добьемся военного разгрома Италии». Опытный командир, соратник одного из лучших полководцев ПМВ Августа фон Макензена не мог не понимать, что итальянцы готовы к боям как никогда, а австрийский генштаб раздирают амбиции главных военачальников – эрцгерцогов Евгения и Иосифа, фельдмаршалов Конрада и Бороевича… К слову, после того, как австрийское наступление захлебнулось, фон Арц взял все грехи на себя и подал в отставку. Но австрийский император ее не принял. Тоже, видимо, смекнул, что именно фон Арц в наименьшей степени виновен в огромных потерях и итоговом нулевом результате.

В первые часы наступления австрийцы достигли локальных успехов. При этом потеряли значительное число орудийных стволов, так как артиллерия противника стреляла на удивление точно. Довольно быстро стало понятно, что первичный порыв иссяк. Снабжение атакующих было затруднено. В ночь на 18 июня Пьяве поднялась чуть ли не метр, и вода снесла почти все временные переправы. Но самое важное – отчаянно и умело дрались оборонцы. Известен факт, что один из отрядов ардити (в переводе arditi – смельчак) во время контратаки потерял убитыми 50 и 82 человек. Но боевой дух у остатков элитного спецназа сохранился.

Переломным стал день 18 июня. Австрийцы, понеся огромные потери, уже не могли не только атаковать, но и толком обороняться. Их крохотные плацдармы на противоположном берегу Пьяве один за другим переходили под контроль противника.
08 июля 2018 13:32 143
0
0

КОММЕНТАРИИ:

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи