Забытые страницы Великой войны
Формирование Красной армии

Казалось бы, эта тема настолько всем известна, что и повторяться ни к чему. День рождения Красной армии – 23 февраля. И точка. На самом деле все в январе-марте 1918 года было сложнее. И напоминало, скорее, многоточие.

Первый официальный документ появился на свет 28 января 1918 года и назывался он так: «Декрет Совета народных комиссаров о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Главная часть текста, так сказать, квинтэссенция гласит: «Старая армия служила орудием классового угнетения трудящихся буржуазией. С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания новой армии, которая явится оплотом Советской власти в настоящем, фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением в ближайшем будущем и послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе. Ввиду этого Совет Народных Комиссаров постановляет: организовать новую армию под названием “Рабоче-Крестьянская Красная Армия”, на следующих основаниях: 1. Рабоче-Крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс. 2. Доступ в ее ряды открыт для всех граждан Российской Республики не моложе 18 лет. В Красную Армию поступает каждый, кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеваний Октябрьской революции, власти Советов и социализма». 11 февраля был подписан Декрет о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота.

В документах именно так – каждое слово с прописной буквы! Еще один любопытный момент – армия создавалась на добровольческих началах. Однако, это вовсе не означало, что ее солдаты не поступали на содержание государства. Декретом предписывалось содержать «народоармейцев» на полном государственном обеспечении и выплачивать сверх того не менее 50 рублей в месяц каждому бойцу. Поначалу дело шло ни шатко ни валко. Причин тому множество. Среди главных – усталость от войны, отсутствие у организаторов армии представлений о том, что дееспособная армия – это дисциплина, единоначалие, наличие квалифицированных командиров, интендантские, технические и прочие службы, штабы. Наконец, такая очевидная вещь, как уставы. Добровольность имела и обратную сторону. Часть людей записывалась в РККА из идейных соображений, но хватало и тех, кто шел туда ради куска хлеба, ради обладания оружием, ради прикрытия прежних грешков, в том числе, уголовных.

Парадоксально, но один из ключевых вопросов выживания новой власти, а именно, создание адекватной вооруженной силы в дни, когда германские дивизии стояли в 300 километрах от беззащитного Петрограда, решались очень медленно. По другим проблемам в Совнаркоме и советах реагировали куда быстрее. Только 30 января, то есть спустя 2 дня появился приказ № 44 народного комиссара по военным делам Николая Подвойского, который предписывал во всех военных округах «немедленно приступить к организации новой армии на указанных в декрете основаниях». На значительной части российской территории приказ и не думали выполнять, так как советской власти там попросту не было. По-разному реагировали и во фронтовых частях и соединениях. Были случаи, когда командование игнорировало прямой приказ высшей инстанции о выделении из состава дивизионных, полковых, батарейных, эскадронных комитетов специальных инструкторов, отвечавших бы за запись в РККА. Как результат, к наступлению немцев 18 февраля 1918 года численность Красной армии едва доходила до 60 000 штыков. Остальную силу представляли отряды красной гвардии, сформированные по этническому принципу части вроде латышских стрелков и эстонского полка, отряды революционных матросов.

Но в том, что процесс пошел, сомневаться не приходилось. Например, в 12-й армии Северного фронта еще 7 февраля вышел такой приказ: «Приказываем всех записавшихся во всех частях 110-й пехотной и 3-й Сибирской стрелковой дивизий в ряды новой народной Красной Армии теперь же выделить и перевести: из 110-й пехотной дивизии в 437-й Сестрорецкий, а из Сибирской стрелковой дивизии — в 9-й Сибирский стрелковый полк, коим с момента сведения именоваться впредь: 437-му полку — 1-м пехотным, а 9-му Сибирскому полку — 2-м пехотным полками народной Рабоче-Крестьянской Красной Армии». В обиходе полки стали называться 1-м и 2-м красноармейским.

Только после начала наступления немцев энергично заработала Всероссийская коллегия по организации и формированию Красной Армии. Но ее возможности были ограничены территорией Петроградского военного округа. Немного опережая события, стоит сказать, что к лету 1918 года РККА насчитывала всего 116 037 пехоты, 7 940 сабель, 1 635 пулемётов, 1050 орудий. Вместе с частями специального назначения в пехоте было около 200 тысяч человек. Это был не оправдавший себя добровольческий период, который вскоре закончился. С июля Красную армию начали строить по соответствующим этому государственному силовому институту канонам и правилам. 

Теперь стоит вернуться к дате 23 февраля, вокруг которой сложилось довольно много легенд и версий. И по поводу которой историки, представляющие разные идеологические армии, спорят до сих пор. Случилось ли в этот день какое-либо событие на фронте, в котором приняли участие бойцы создаваемой Красной армии? Да, случилось. Не нескольких верстах от Пскова солдаты 2-го красноармейского полка, усиленного отрядом красногвардейцев и  двумя ротами латышских стрелков 2-го Рижского полка, поставили заслон наступающим германцам. Дело было вечером, темнело. Немецкий передовой отряд никакого сопротивления не ожидал и, потеряв пулемет, остановился. По другим данным 23 февраля боя вовсе не было, так германцы подошли к красному заслону поздно вечером. Схлестнулись только утром следующего дня. И то ненадолго. Вот собственно и все. Второй адрес – Нарва. Но в документах, что советских, что германских, никаких сведений о боестолкновениях под Нарвой или в Нарве именно 23 февраля нет. В тот день боев под Нарвой не могло быть в принципе, так как наступление на этом направлении начали только 25 февраля. Противник подступил к городу только 3 марта. После короткого боя, красные части, среди которых были солдаты-добровольцы 3-го красноармейского полка , отступили на Ямбург, и немцы вошли в город силами одного разъезда в 40 человек беспрепятственно.

Под Псковом серьезные бои вспыхнули только 28 февраля, когда на позиции северо-восточнее города прибыл так называемый Псковский отряд бывшего полковника Генерального штаба Иордана Пехливанова, численностью более 1300 штыков и сабель. Дрались с немцем с переменным успехом аж до 4 марта, когда пришло известие по подписании Брестского мира. В составе Псковского отряда были солдаты 2-го красноармейского полка.

Откуда же взялся праздник 23 февраля? И какая дата, связанная с созданием Красной, а позже, Советской армии была бы более к месту? На первый вопрос лучше всех ответил в свое время маршал Советского Союза Климент Ворошилов, которого трудно заподозрить в желании оспорить завет товарища Сталина от 1938 года: «…День отпора войскам германского империализма стал днём юбилея молодой Красной Армии…». Так вот герой Гражданской войны прокомментировал сей факт таким образом: "Кстати сказать, приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и труднообъяснимый характер и не совпадает с историческими датами". Правда, высказался подобным образом Климент Ефремович пятью годами ранее, на 15-летие РККА. По поводу второго вопроса дискутировать бессмысленно, так как РККА юридически не существует. Потому, вероятно, еще в 2002 году Государственная Дума озаботилась изменением названия праздника на «день защитника Отечества». У нас есть современная российская армия, и пусть ей немногим более полувека, у нее есть свой официальный День рождения – 7 мая 1992 года, когда были созданы Министерство обороны и Вооруженные силы Российской Федерации. И праздник в этот день – тоже есть!                                                                                                                                                                         Михаил БЫКОВ,

                                                                              Специально для Почты Полевой.
12 марта 2018 11:07 1242
0
0