Забытые страницы Великой войны
Армянский корпус

18 декабря 1917 года всякие бои и стычки на Кавказском театре военных действий прекратились, так как командующий Кавказским фронтом генерал от инфантерии Михаил Пржевальский и представители турецкой армии подписали договор и перемирии. А 31 декабря перемирие было заключено уже на государственном уровне – между советской Россией и Османской империей.

            В истории договор от 18 декабря получил название «Эрзинджанский», так как был заключен в турецком городе Эрзинджан. До этого момента русская армия на Кавказе еще сохраняла относительную боеспособность и позиции держала. Но едва стало известно о перемирии, как 180-тысячная группировка едва ли не в полном составе двинулась в сторону «материковой» России. В целом вывод войск удалось более-менее организовать, и процесс вовсе не походил на массовое бегство, как это происходило на западных рубежах страны. Однако, и здесь не обошлось без трагедий и крови. В начале 1918 года недалеко от Гянджи произошло массовое убийство русских солдат и офицеров. Кровавый счет шел на тысячи. Резню организовали представители азербайджанской националистической партии «Мусават». И это был не единичный случай. Особо «отличались» курдские банды, грабившие и убивавшие без всякой политики.

500 километров Кавказского фронта остались на совести национальных добровольческих формирований, в частности, Армянского корпуса. Он был сформирован из уже обстрелянных добровольческих частей и соединений, а также из только что созданных приказом Пржевальского от 8 января 1918 года. В тот же день командиром корпуса Пржевальский назначил генерал-майора Фому Назарбекова (Товмаса Назарбекяна).

            Как это нередко бывает в связи с событиями I Мировой войны, по поводу дат имеются разночтения. Некоторые источники утверждают, что корпус был сформирован 10 января едва вступившим в должность главкома Кавказским фронтом генерал-майором Василием Лебединским после добровольного ухода с поста Михаила Пржевальского. Однако, сомнительно, что приказ о назначении начальника вышел на два раньше, чем приказ о формировании соединения, для которого этот начальник был предназначен. Наконец, известен номер подписанного 8 января приказа о формировании корпуса - № 136.

            Нельзя сказать, что корпус возник на ровном месте. В отличие от представителей многих кавказских народов армяне с 1886 года подлежали призыву. На боевую службу было призвано до 250 000 армян, проживавших в России – 13 % отечественного этноса. К концу войны в регулярных частях осталось примерно 150 000 армян. Но была и другая возможность послужить общему Отечеству. Уже в сентябре 1914 года было получено Высочайшее разрешение на формирование армянских добровольческих дружин, и спустя полтора месяца численность 4 таких дружин достигла 3 100 человек (2 500 в строю и 600 в резерве). Боевое крещение не заставило себя ждать. Дружины начали воевать уже в ноябре-декабре. Стоит отметить, что в 1915 году в состав дружин влились армяне-добровольцы, прибывшие тремя партиями из США.

            Первоначально в Петроградских штабах и Ставке не считали нужным формировать крупные части и соединения на национальной основе. Исключением были только «Дикая дивизия» и Текинский конный полк. Сформированные из польских, чехословацких, сербских и прочих добровольцев дружины были немногочисленны – до батальона – и входили в состав регулярных дивизий. Их основной боевой задачей была полевая разведка. Но постепенно отношение к вопросу у высшего начальства поменялось. В марте 1916 года 7армянских дружин были преобразованы в 6 стрелковых батальонов. Чтобы численность батальонов соответствовала уставным требованиям, их усилили солдатами и офицерами армянского происхождения из частей Кавказского фронта, пожелавших служить в национальных батальонах. Также в обязательном порядке откомандировали находившихся в наличии в маршевых ротах армян-призывников.

         В июле 1917 года военное министерство Временного правительства согласилось с тем, что необходимо соединить разрозненные батальоны в полки, а полки – в дивизии. Процесс занял несколько месяцев и завершился тогда, когда возникла необходимость формировать маленькую армию для защиты фронта, с которого откатывались русские кадровые части. В составе Армянского корпуса в декабре 1917 года оказались 1-я дивизия (12 стрелковых батальонов и 6 батарей), 2-я дивизия (12 стрелковых батальонов и 6 батарей), дивизия армянских добровольцев, она же Особая ударная, Особая армянская стрелковая, Армянская особая и Западноармянская. Под последним названием она известна более всего. Дивизия включала 3 стрелковые бригады по два полка каждая, отдельный стрелковый батальон, 2 конных полка (всего – 6 эскадронов) и 6 горных батарей. Кроме того, в корпус входила кавалерийская бригада в составе 2 полков (8 эскадронов), конно-артиллерийской батареи, гаубичной батареи и саперного батальона. И еще – 4 территориальных полка (по 2 батальона в каждом) и 5 территориальных отдельных батальонов. Наконец, маршевую бригаду, включавшую в себя крепостные войска, крепостная артиллерия, войска коммуникации и связи, транспортные экипажи, медицинские, интендантские, артиллерийские и инженерные учреждения.По поводу даты основания впоследствии самого знаменитого соединения, вошедшего в корпус – Западноармянской дивизии, тоже имеются разночтения. Есть, как говорится, мнение, что она была сформирована приказом генерала Лебединского, вступившего в командование фронтом 10 января 1918 года. Однако, куда более убедительно выглядит утверждение, что дивизия родилась неделей раньше – 4 января по приказу Пржевальского.Перечисление частей корпуса звучит грозно. На самом деле они были сильно не доукомплектованы. В штабе было хорошо известно, что турки собирают мощный кулак для наступления по весне. На участках бывшего Кавказского фронта сконцентрировалось до 100 000 солдат. Для примера самая насыщенная кадрами Западноармянская дивизия корпуса насчитывала от силы 4 000.

            Немного – о наиболее известных командирах. На корпус был поставлен генерал Назарбеков. Этнический армянин, родившийся в Тифлисе. Кадровый офицер русской армии. Закончил Александровское военное училище в Москве, вышел в один из лучших полков Русской императорской армии – 13-й лейб-гренадерский Эриванский. Отличился в русско-турецкой войне 1877-1878 годов – три ордена. Был отмечен орденом и золотым оружием «За храбрость» в русско-японской войне. Первая мировая принесла ему пять боевых наград, в том числе, орден св. Георгия IV степени. Всю войну провел на Кавказском фронте – в боях в Турции и Персии. В короткий период существования республики Армения в 1918-1921 руководил военным советом и армией. Был арестован советскими органами, но после короткого заключения амнистирован. Умер в Тбилиси в 1931 году, оставив незаконченные мемуары о Кавказском фронте ПМВ.

            Командиром Западноармянской дивизии был назначен Андраник Озанян. Судьба этого человека куда более извилиста, чем его корпусного начальника. Он родился в Турции, с 17 лет вел борьбу – вначале в частном порядке, позже организованную – с османскими властями. Не имея никакого военного образования, к 35 годам стал самым известным командиром партизанских армянских отрядов, заслужив у ненавидевших его турок приставку «паша». В I Балканской войне основал армянскую роту, воевавшую в болгарской армии против все тех же турок. За боевые заслуги был произведен в офицеры. Когда рассматривалась кандидатура командира 1-й армянской дружины в сентябре 1914 года, сомнений не возникло. Боевой опыт, доскональное знание противника, театра военных действий, громадный авторитет среди армян – все говорило за то, чтобы командиром стал Озанян. И он, что называется, оправдал. Был награжден двумя солдатскими Георгиевскими крестами, орденами св. Владимира IV степени, св. Анны II степени и св. Станислава II степени с мечами. Правда, на фотографиях видно, что кресты и Георгиевскую медаль он не носил, что странно. Также странно, что в картотеках ПМВ обнаружить данные на офицера Озаняна Андраника Торосовича не удалось. Когда началось преобразование дружин в батальоны, Озанян должность оставил. Посчитал, что служить в регулярной русской армии ему не должно. Вернулся в службу в самом начале 1918 года, чтобы возглавить дивизию, сбитую из добровольцев. Кстати, не только армян, были в ней и казаки, и греки, и русские. Главком Лебединский своей властью произвел его в генерал-майоры, но вряд ли в начале 1918 года это могло найти официальное подтверждение в советской России, в которой от чинов уже отказались.

            После Брест-Литовского мира война на Кавказском ТВД продолжалась. Уже без России. И созданный не без ее помощи Армянский корпус достойно противостоял турецкой армии.

                                                                                                                                         Михаил БЫКОВ,

                                                                                                  Специально для «Почты полевой». 
27 декабря 2017 10:46 1059
0
0