Забытые страницы Великой войны
Моряки специального назначения
А.М. Самсонов. Штурм острова Корфу

Хорошо известно, что морскую пехоту в России придумал Петр I, посадив однажды роты преображенцев и семеновцев на галеры и сформировав из них абордажные команды. А вот когда случилась обратная метаформфоза? Когда русские моряки впервые сошли на берег и приняли бой в пешем строю?

Морские батальоны Великой Отечественной при обороне Одессы? Раньше. Экипажи Черноморского флота, дравшиеся на бастионах Севастополя во время Восточной (Крымской) войны? Раньше. Роты Гвардейского Флотского экипажа, одними из первых вступившие в бой с французами на Бородинском поле? Раньше. Матросы эскадры адмирала Ушакова, штурмовавшие твердыню острова Корфу?

Как видно, морякам было не привыкать драться на суше. Не исключение – Первая мировая война. Еще в 1910 году главный военно-морской штаб принял решение о создании морского спецназа для проведения сухопутных операций. В 1911 году разработали проект  частей спецназа, которые должны были появиться на Балтийском и Черноморском флотах, а также на Тихоокеанской эскадре. Первые три батальона, сформированные на базе Гвардейского Флотского экипажа и 1-го балтийского флотского экипажа, вступили в строй в августе 1914 года в Кронштадте. 1-й батальон гвардейцев отправился в Ковно (ныне Каунас, Литва), 2-й батальон – в крепость Новогеоргиевск (ныне – Новы-Двур-Мазовецки, Польша). 

Чуть позже появился отдельный батальон 2-го Балтийского флотского экипажа, сформированный в Петрограде и уже в октябре переведенный в крепость Ивангород (ныне – Демблин, Польша) на Висле. К концу 1914 года этот батальон пополнили артиллеристами, минерами, прочими специалистами и переформировали в морской полк особого назначения – МПОН. Так что столь знакомая нам аббревиатура вроде ОМОН появилась значительно раньше, чем принято считать.

Великий князь Кирилл Владимирович

Тут уместно пояснить, что обозначал термин «экипаж» в Русском Императорском флоте. Экипаж – это основная структурная единица флота. Весь личный состав делился на экипажи, численность каждого из которых примерно равнялась численности пехотного полка (более 4 тысяч человек). После реформы флота 1810 года экипажи насчитывали чуть более 1 200 матросов и боцманов при 30 офицерах. К экипажу приписывались корабли, на которых несли службу моряки данного экипажа. 

Морские части особого назначения планировали использовать на речных коммуникациях для диверсионной работы, постановки минных заграждений, организации временных переправ и тому подобное. Первым командующим морскими батальонами особого назначения был назначен контр-адмирал граф Николай Толстой, в октябре 1914-го эту должность принял великий князь Кирилл Владимирович. 

Офицеры и нижние чины Гвардейского и Сибирского флотского экипажей,
вошедшие в состав команды крейсера «Варяг». Владивосток. 1916 год

К лету 1915 года список особых частей флота выглядел так: 

1-й и 2-й Отдельные батальоны Гвардейского экипажа — 1872 человек.  
Отдельный Морской батальон 1-го Балтийского  флотского экипажа — 471 человек.
Морской полк особого назначения (Балтийского флота) — 313 человек.
Морская бригада сухопутного фронта крепости императора Петра Великого — 4 батальона (первый — 566 человек,  второй — 643 человек, третий — 683 человек, четвертый — 620 человек).
Отряд Балтийского флота при Кавказской Туземной дивизии — 182 человека.
Экспедиция особого назначения — 297 человек.
1-й Черноморский флотский батальон — 1037 человек.
Отдельная запасная рота в Батуме — 231 человек.
Отдельная пулеметная команда — 32 человека.
Десантная команда в Персии — 120 человек.
Або-Аландская шхерная позиция – 1122 человека. 

В боевых действиях участвовали также Одесский морской батальон, отряд Чудской Озерной позиции (матросы 1-го и 2-го Балтийских флотских экипажей), Отдельный батальон действующего флота Балтийского  моря. Кроме того, сводные морские стрелковые команды, которые создавались для выполнения единичных заданий. 

Генерал-майор Владимир Джунковский

В начале 1915 года началась подготовка к крупной десантной операции  с целью захвата Константинополя и окончательного разгрома Турецкой империи. Оба батальона Гвардейского флотского экипажа перевезли в Одессу, затем перебросили в Севастополь, где они начали тренировки по отработке приемов десантирования. Батальоны свели в один, который получил название Отдельный батальон Гвардейского экипажа. Из Петрограда доставили знамя, в состав батальона влился оркестр экипажа.

В августе 1915 года севернее Севастополя у поселка Кача моряки произвели учебную высадку на берег, рельефом повторяющий место на турецком побережье, где планировалось боевое десантирование. Но на этом все и закончилось. Операция была отменена. В дальнейшем батальон раздробили. Две роты покинули его еще летом 1915 года, вернувшись в крепость Новогеоргиевск и Варшаву.  После отмены операции на Черном море часть моряков отправилась во Владивосток на комплектование экипажа выкупленного у японцев крейсера «Варяг». Остальные роты влились в состав Особой армии генерала Безобразова, составленной из гвардейских частей и после многомесячного пребывания в глухом резерве оказались после Брусиловского прорыва на передовой под Ковелем.  Войну «гвардейские моряки особого назначения» закончили в начале 1917 года, когда их перебросили с румынского фронта в Петроград, где им поручили охрану царской семьи. 

Отдельный батальон 1-го Балтийского флотского экипажа взводами и ротами по ротации нес службу в районе Архангельска. Известно также, что его матросы входили в 10-тысячный отряд генерал-майора Алексея Потапова, совершивший весной 1915 года набег на город Мемель. Судя по докладной записке командующего Отдельным корпусом жандармов генерал-майором Владимиром Джунковским, вели себя матросы, как впрочем, и остальные участники экспедиции, мягко говоря, нехорошо. Обычно мародерство и насилия над мирным населением приписывали казакам, а в Мемеле отличились более других флотские. Правда, есть одно тому объяснение: батальон капитана I ранга Пекарского частично формировался из матросов, списанных из экипажей и имевших дисциплинарные взыскания. «Многие высказываются за полную необоснованность набега  на   Мемель  без надежды удержать его за собой, тем более что части, назначенные для набега, далеко не соответствовали своему назначению, а особенно морской батальон, совершенно не ознакомленный с пехотным боем, а главное — недисциплинированный и распущенный» – сообщал Джунковский . Чем не «пираты ХХ века»?

Морская бригада Особого Назначения 

А вот батальон 2-го Балтийского флотского экипажа, преобразованный сначала в полк, а позже, летом 1916-го – в Морскую бригаду особого назначения, сражался только на Западном фронте: в основном, на территории современных Польши и Белоруссии. После оставления крепости Ивангород на Висле морской спецназ вел боевую работу на притоке Днепра – Припяти, на озерах Мядель и Нарочь и даже на Дунае. Помимо сугубо сухопутных операций вели бои на речной воде. Морская бригада располагала речными катерами, из которых была составлена Речная флотилия ОМБОН.

Бригада состояла из артиллерийского, морского и минного полков. Кроме того, на вооружении имелся бронепоезд с командой. Чем занимались артиллеристы и минеры понятно, а вот термин «морской полк» выглядит загадочно. На самом деле он объединял команды, обслуживавшие 96 бронированных и блиндированных катеров, входивших в принадлежащую ОМБОН Речную флотилию. Единственную, кстати, флотилию в составе русской армии, действовавшую в ПМВ. Личный состав бригады – 8654 моряка при 158 офицерах. Командир – генерал-майор Георгий Мазуров. Не стоит обращать внимание на армейский чин. Георгий Николаевич был кадровым морским офицером, служил на боевых кораблях. Мазуров участвовал в Цусимском сражении, был ранен. Также ходил на императорской яхте «Полярная звезда». 

Окопы Гвардейского экипажа на сухопутном фронте в период 1 мировой войны 

Вот два документа, подтверждающие организационную эволюцию уникальной части, а стало быть, и ее полезность: 

"10 декабря 1914 г. Из Штаба крепости Ивангород. В Холм. Капитану Базаревскому. 
1. Отдельный батальон 2-го Балтийского флотского экипажа прибыл в крепость Ивангород 1 октября 1914 г. 

2. Офицерский состав: капитан 1-го ранга Мазуров, капитан 2-го ранга Стааль, старшие лейтенанты Лодыгин и Семенов, лейтенанты Паруцкий, Китицин, Лидерс и Всеволожский, мичманы Татарский и Федоров, капитан (корпуса гидрографов) Ломан, штабс-капитан (по адмиралтейству) Николаев, поручик Федоров, врач Успенский, коллежские регистраторы Чистов и Аникин. 

3. Состав батальона 2-х ротный, число нижних чинов 607, из них 4 кондуктора. 611 пеших артиллеристов назначены для обслуживания 13-75 мм, 52-47 мм пушек и 12 пулеметов. Артиллерию предположено увеличить морскими орудиями. 

4. Батальон, развернувшись, имеет в данное время, кроме вышеупомянутой артиллерии, подрывную партию с 800 пудов взрывчатых веществ, каковая будет увеличена, 8 катеров и моторов, механическую мастерскую. 
№ 124. Подполковник Дорофеев».

«Согласно приказа Главнокомандующего армиями Западного фронта от 31 мая 1916 г. за № 788 Морской полк Особого назначения развертывается в Отдельную Морскую бригаду Особого назначения в составе Управления бригады, артиллерийского полка, минного полка, речной флотилии и механической мастерской".

Современными наследниками отдельных батальонов флота можно считать бригады морской пехоты ВМФ России, а вот у Отдельной морской бригады особого назначения прямого потомка не имеется. Особыми делами на флоте нынче занимаются отряды спецназа ВМФ и морские разведывательные пункты ГРУ. 

Михаил БЫКОВ,
         специально для «Почты полевой»
10 марта 2015 00:00 3123
0
0