Забытые страницы Великой войны
Забытый город Первой мировой

Сморгонь - место тяжелых боев

Весной 1915 года на восточном фронте Первой мировой войны инициатива перешла к странам Тройственного союза. В апреле используя превосходство в живой силе и артиллерии, немецкие армии осуществили прорыв в районе Горлицы (южная Польша). Русские войска сражались отчаянно, но остро сказывалась нехватка оружия и, прежде всего, боеприпасов. Под угрозой окружения русские войска оставили большую часть захваченной в предыдущем году территории Австро-Венгрии, в том числе Перемышль и Львов. Летом 1915 года война пришла на Беларусь. Противнику удалось 27 августа (9 сентября) прорвать оборону русских войск севернее Вильно (Свенцянский прорыв) и выйти в тыл 10-й армии. Захватив 12 сентября Свенцяны, 6-й  германский кавалерийский корпус начал рейд по тылам 10-й русской армии. 13 сентября германская кавалерия подошла к озерам Нарочь и Свирь. Отсюда 1-я и 4-я кавалерийские дивизии немцев устремились на город Сморгонь. Русские подразделения, оказавшиеся в городе, восемь часов держали оборону. Понеся потери и израсходовав патроны, они отошли на Крево, навстречу подходящим войскам 2-й русской армии. 20 сентября, подошедшие части 4-го Сибирского и 36-го армейского корпусов с боем отбили город. В войска из ставки поступил приказ: «Стоять насмерть! Ни шагу назад!».

Русский полк у Сморгони

Немцы отошли на север, за Вилию. Элитные полки русской армии, насчитывающие 572 офицера, 23920 штыков пехоты, 1080 сабель кавалерии, 145 орудий и 5 аэропланов, были готовы встретить врага. Так началась битва за Сморгонь, на подступах которого германская армия была остановлена и понесла значительные потери.

Бои начались на переправе через Вилию, у железнодорожной станции. Русские дивизии и полки стояли насмерть и выполнили приказ.  Они отбили все атаки, удержали сморгонские позиции и не пропустили врага на Минск – Москву. Сморгонь был полностью разрушен германской артиллерией, изрыт окопами и траншеями. Когда немцы убедились в том, что город взять им не удастся – они применили газ на сморгонском участке фронта против 3-й Гвардейской пехотной дивизии. Это случилось 12  октября 1915 года. А с апреля 1916 года газовые атаки вошли в разряд обычных боевых действий.

Русские солдаты не сразу поняли, почему вдруг стало трудно дышать, а в воздухе появились целые облака серо-зеленого цвета с запахом вишни. От удушливого, вызывающего мучительный кашель газа не было спасения. По воспоминаниям участников тех боев, впоследствии солдаты инстинктивно даже утренний туман стали воспринимать за отравляющий хлор. В результате той химической атаки серьезно пострадало свыше двух тысяч солдат и около 50 офицеров.

Химическая атака под Сморгонью

Печальные воспоминания о последствиях применения немцами отравляющего хлора оставила младшая дочь великого русского писателя Льва Николаевича Толстого графиня полковник Александра Львовна, служившая сестрой милосердия в действующей армии и заведовавшая полевым госпиталем в Залесье. Из дневника Александры Толстой: «Палаты заполнялись ранеными и, главным образом, отравленными газами. Персонал и санитары не пострадали, масок хватило на весь отряд. Но деревья и трава от Сморгони до Молодечно, около 35 верст, пожелтели, как от пожара. Забыть то, что я видела и испытала в эти жуткие дни, – невозможно. Поля ржи. Смотришь, местами рожь примята. Подъезжаешь. Лежит человек. Лицо буро-красное, дышит тяжело. Поднимаем, кладем в повозку. Он еще разговаривает. Привезли в лагерь – мертвый. Привезли первую партию, едем снова… Отряд работает день и ночь. Госпиталь переполнен. Отравленные лежат на полу, на дворе… Я ничего не испытала более страшного, бесчеловечного в своей жизни, как отравление этим смертельным ядом сотен, тысяч людей. Бежать некуда. Он проникает всюду, убивает не только все живое, но и каждую травинку. Зачем?».

Следует подчеркнуть, что в боях у Сморгони приняли участие многие в последующем известные люди. В октябре 1915 года был ранен будущий Маршал Советского Союза и министр обороны СССР, а тогда – пулеметчик 256-го Елисаветградского полка Р.Я. Малиновский. В 1917 году 16-м Менгрельским гренадерским полком командовал полковник Б. М. Шапошников, еще один  Маршал Советского Союза. Храбро сражался у Крево осенью 1915-го командир 14-й роты 6-го Финляндского стрелкового полка поручик В. К. Триандафиллов в будущем известный советский военный теоретик. Лично водил в атаку 2-й батальон преображенцев капитан А. П. Кутепов – известный генерал Белого движения.

С отречением от престола в марте 1917‑го императора и Верховного главнокомандующего Николая II в армии началось брожение, резко упала дисциплина, несмотря на строгие приказы, случаи открытого братания с немцами в полосе передовых окопов к осени приняли повсеместный характер. Ничего не изменил и приезд в Крево, и Залесье премьер-министра Временного правительств А. Ф. Керенского. 4 декабря 1917 года в местечке Солы большевики заключили  перемирие с немцами. Сморгонь был единственным за всю войну городом, который так долго и упорно в течение 810 дней защищала русская армия. Так закончилась героическая оборона города, которая впоследствии даже не упоминалась как в советских, так и в современных российских учебниках истории. Десятки тысяч солдат и офицеров отдали жизнь, защищая город от врага. Мужество и героизм стали здесь нормой. 847 поименно известных героев стали в тех боях за белорусский городок Георгиевскими кавалерами. После войны из 16 тысяч жителей города  сюда вернутся всего около 140 человек.

© Габриэль Цобехия

15 мая 2014 14:02 1659
0
0