Войны Российской империи
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / Войны Российской империи / Самая бескровная победа русской армии
Самая бескровная победа русской армии
Буркхарт Христофор фон Миних

Несмотря на успехи Петра и его преемников в борьбе с Турцией за влияние в Причерноморье, игравшая существенную роль в мировой политике XVIII века Османская империя постоянно предпринимала шаги по вытеснению России из зоны своих интересов. Справедливости ради нужно отметить, что выпады Стамбула оказались на руку Петербургу. Императрица Анна Иоанновна, сменившая на престоле Петра II, всерьез задумывалась о том, чтобы воплотить в жизнь мечты дядюшки Петра Великого о выходе к Черному морю и завоевании Крыма. Так что политические демарши османов вкупе с непрекращающимися нападениями поддерживаемых ими крымских татар на южнорусские земли послужили отличным поводом для войны, целью которой были Крым и черноморский берег.
     
Первые четыре года кампании ознаменовались как крупными успехами, так и существенными потерями. В 1735 году русской армии, которая действовала по плану, составленному графом Минихом, но под командованием генерал-поручика Михаила Леонтьева, так и не удалось дойти до Крыма. Годом позже, в 1736-м, войска, которыми командовал уже сам Миних, с боями взяли Перекоп, вошли в Крым и впервые в истории захватили Бахчисарай, столицу Крымского ханства. Боевые действия в 1737-м были менее успешными, хотя и не принесли крупных поражений: Очаков, который турки пытались взять уже не первый раз, удалось отстоять, но переломить ситуацию в свою пользу не получилось. Итогом стали переговоры с османами, но Порта выдвинула совершенно неприемлемые требования, на которые ни Россия, ни ее союзница – Священная Римская империя (Австрия) – согласиться не могли. В 1738-м положение ухудшилось: армия Миниха, не получив подкрепления, вынуждена была отступить из Бессарабии, а вскоре русские войска оставили Крым.
    
В этих условиях на военную кампанию 1739 года возлагались особые надежды. Решившись отвести войска из Очакова и Кинбурна, чтобы сократить потери от болезней, вызванных возбудителями и непривычным климатом, Петербург полностью положился на Миниха, позволив ему действовать по собственному усмотрению. И ход оказался верным: пересмотрев план кампании, Миних решил перенести основные действия на территорию западнее русского Причерноморья – за Днепр и Днестр, на земли нынешней Молдавии, а тогда – Речи Посполитой. Разумно рассудив, что зависимая от России страна явно не будет сопротивляться походу русских войск, Миних добился главного: сам выбрал время и место генерального сражения, решившего исход затянувшейся войны.
    
Начиная по своему усмотрению военную кампанию 1739 года, Миних сделал ставку на то, чтобы дать османам единственное генеральное сражение, которое могло бы переломить ход войны. Тщательно проанализировав причины неудач предыдущих четырех лет, он пришел к выводу, что войска логичнее вести по более сухим и населенным местам западнее Причерноморья, чтобы они не переутомлялись и не несли бессмысленных потерь. Именно поэтому маршрут продвижения армии Миних проложил через Подолию, нацелившись на турецкую крепость Хотин в верхнем течении Днестра.

Битва при Ставучанах

Как только русская армия двинулась в этом направлении, полководцы размещенных в регионе турецких войск — хотинский сераскир Гуссейн-паша и его начальник бендерский сераскир Вели-паша — оценили, какую угрозу это может представлять. Чтобы отразить натиск, османы собрали существенные силы: в распоряжении Гуссейн-паши было около 30 тысяч человек, у Вели-паши — еще примерно 60 тысяч, и значительную часть из них составляла конница крымских татар. Таким образом, против 68-тысячной русской армии, где немалую часть составляли нестроевые подразделения, занимавшиеся обслуживанием громадного обоза (Миних учел негативный опыт предыдущих лет, когда нехватка снаряжения и запасов вынудила русских прекратить боевые действия и отступить), выступали свыше 90 тысяч турок и их союзников.
     
Всю армию Вели-паша к 17 августа сосредоточил на выбранной им позиции в районе Ставучан. Почти всю свою артиллерию — 60 орудий из 70 — паша сконцентрировал на правом фланге, полагая, что именно здесь русским будет проще всего идти в атаку и именно здесь их лучше всего будет перемолоть. Левый фланг турецкого войска оказался гораздо слабее, и Миних не преминул воспользоваться ошибкой противника.
    
Когда русское командование подсчитало потери своих и вражеских войск, оно, надо думать, пришло в состояние необычайного возбуждения. Русские потеряли убитыми всего 13 (!) человек, еще 54 были ранены. Впрочем, удивляться особо нечему: достоверно известно, что за все время ведения активного огня по отряду Бирона турецкой артиллерии удалось лишь ранить одного коня! Потери же турок были куда существеннее: они оставили на поле боя тела тысячи своих воинов.
    
Столь катастрофическое соотношение и скорость, с которой русской армии (всего 48 тысяч активных штыков) удалось обратить в бегство вдвое превосходящие силы противника, всерьез напугали османских военачальников. Настолько всерьез, что всего через два дня крепость Хотин сдалась русским без боя.
   
Победителям достались многочисленные трофеи и значительная добыча. Потери русских войск в Ставучанском сражении были относительно ничтожны: убитых — 13, среди которых один полковник Донского войска, и 54 раненых, из них 6 офицеров. Потери турок были гораздо значительнее: ими было оставлено на поле сражения не менее 1 тыс. трупов. Из-за усталости войск разбитого противника не преследовали. Ближайшим следствием Ставучанской битвы была сдача 19 августа Миниху без боя Хотина.
   
Характерной особенностью стратегии Миниха является наступление с постоянным исканием боя; особенностью же тактики является постепенная выработка боевого порядка и действий против турок. При этом линейный боевой порядок постепенно переходит в боевой порядок, состоящий из нескольких каре, взаимно поддерживающих огнем одно другое, а прежняя пассивная оборона, приобретая мало-помалу активный характер, переходит в бой чисто наступательный.
   
Итоги сражения под Ставучанами имели колоссальное психологическое значение для хода и этой русско-турецкой войны, и всех последующих. Молниеносная победа разрушила легенду о непобедимости турок и вернула русским войскам уверенность в своих силах. Как вспоминал об этом сам граф Миних, «со времен этой войны турки и татары стали уважать и почитать российские войска и хорошо обращаться с пленными, которых, впрочем, было мало. Татары говорили, что русские теперь не то, что прежде: если раньше десять татар обращали в бегство сто русских, то теперь сто татар отступают при виде десяти русских».

Габриэль Цобехия
07 августа 2017 09:59 822
0
0