Великая Отечественная Война
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / Великая Отечественная Война / Апатин-Капошварская наступательная операция (07 ноября - 10 декабря 1944 года). 
Апатин-Капошварская наступательная операция (07 ноября - 10 декабря 1944 года). 

Апатин-Капошварская наступательная операция
(07 ноября - 10 декабря 1944 года). 

 

В конце 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования отводила весьма важную роль южному направлению советско-германского фронта, где 3-й Украинский, совместно со 2-м Украинским фронтом за лето и осень 1944 года освободили Молдавию, Румынию, Болгарию, столицу Югославии Белград, и направили свои усилия на полное освобождение Балкан от фашистских оккупантов.

В результате Белградской операции были созданы условия для наступления советских войск в направлении Венгрии. Немцы были вынуждены в спешном порядке покинуть южные территории Балкан.                                        .

После освобождения Белграда войска 3-го Украинского фронта были перегруппированы севернее рек Дунай и Драва на территорию северной Югославии к границам Венгрии. Вместе со своим соседом справа — 2-м Украинским фронтом они должны были наносить глубокий охватывающий удар по фашистской Германии с юга.1)                                                                                                

Успех готовившегося тогда наступления центральной стратегической группировки советских войск на варшавско-берлинском направлении находился в прямой зависимости от действий 2-го и 3-го Украинских фронтов. Поэтому Советское Верховное Главнокомандование, несмотря на усталость наших войск, потребовало быстрее подготовиться и приступить к проведению операций на территории Венгрии.                             

 Но Ставка вынуждена была торопить 2-й и 3-й Украинские фронты с наступлением на будапештско-венском направлении не только в интересах действий центральной группировки. Это требование обусловливалось рядом обстоятельств, главными из которых были два.

Во-первых, необходимо было как можно скорее лишить фашистскую Германию последнего союзника — хортистской Венгрии, с ходу, пока враг не успел хорошо изготовиться к обороне, овладеть ее столицей Будапештом и развить наступление на Вену.

Во-вторых, этим наступлением предполагали сорвать расчеты англо-американских правящих кругов, стремившихся упредить нас в выходе в страны Юго-Восточной Европы. Именно с этой целью англичане высадились 4 октября 1944 г. в Греции, где немецких войск почти уже не было. Англичане готовились также к высадке в Триесте и Фиуме, откуда намеревались продвигаться на Будапешт и Вену. «Я очень хотел, чтобы мы опередили русских...» — писал впоследствии Черчилль.2)                      

В соответствии с указаниями Ставки Верховного Главнокомандования, 23 сентября 1944 г. части Красной Армии пересекли Венгерско-Румынскую границу, освободили первый населённый пункт на территории Венгрии посёлок Баттонья в обл. Бекеш, а затем продолжили наступление: войсками 2-го Украинского фронта на север по направлению к г. Дебрецену и северо-запад к г. Будапешту, а войсками 3-го Украинского фронта на запад в общем направлении к озеру Балатон.

Войска 2-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, 6 октября начали и 28 октября 1944 г. успешно завершили Дебреценскую стратегическую наступательную операцию, в ходе которой были освобождены южные и восточные районы Венгрии, составляющие третью часть всей территории страны, советские войска находились в 100-150 км восточнее и юго-восточнее Будапешта. Одновременно были созданы предпосылки для развития дальнейшего наступления и освобождения центральных районов Венгрии и её столицы Будапешта с последующим развитием наступления на Вену.

 Будапештская стратегическая наступательная операция войск 2-го и части сил                              3-го Украинских фронтов (29 октября - 13 февраля 1945 года).


       Советское командование приняло решение без оперативной паузы продолжать наступление. Главной задачей по замыслу Ставки ВГК было в небольшой срок разгромить противника в междуречье Тиссы и Дуная, освободить центральные районы Венгрии, после чего сразу освободить Будапешт. Выполняя приказ Ставки Верховного Главнокомандования по продолжению наступления в Венгрии 29 октября 1944 г., без оперативной паузы, провели силами 2-го и частью сил 3-го Украинских фронтов совместно с Дунайской военной флотилией Будапештскую стратегическую наступательную операцию. Войскам 2-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского предстояло при наступлении советских войск нанести главный удар с юга на северо-запад на Будапешт. К началу операции войска фронта находились на рубеже: Чоп - Польгар - восточный берег реки Тисса и далее до Баи.3) Данные операции подробно описаны в первом томе «Книги памяти. Венгрия».4)            

Картинки по запросу федор иванович толбухинЧтобы сохранить Венгрию, гитлеровское командование лихорадочно предпринимало меры к организации обороны. Для этой цели была использована часть сил, спешно отходивших из Греции и Югославии. Этот постепенный отвод был предпринят противником из-за боязни быть отрезанным на Балканах в связи с успешными действиями войск 2-го и 3-го Украинских фронтов, Народно-Освободи-тельной армии Югославии и Болгарской Народной армии в октябре 1944 г.

Для решения крупной стратегической задачи — разгрома немецко-фашистских войск, действовав-ших на территории Венгрии, и создания плацдарма для наступления на Вену и в Южную Германию — нужны были значительные силы.

С целью сосредоточения усилий на будапешт-ско-венском направлении Ставка Верховного Главнокомандования 15 октября 1944 г. приказала командующему 3-м Украинским фронтом Маршалу Советского Союза Ф.И. Толбухину перегруппировать свои войска на территорию к северу от Дуная. Через три дня Ф.И. Толбухин получил указание не позднее 25-27 октября одним стрелковым корпусом занять оборону по Дунаю на участке Сомбор - Новисад, чтобы прикрыть войска левого крыла 2-го Украинского фронта, которым была поставлена задача овладеть Будапештом с ходу. Одновременно было сообщено, что на усиление фронта из резерва Ставки направляется   4-я гвардейская армия.5)

29 октября 46-я армия 2-го Украинского фронта, усиленная прославившимся в Белградской операции 4-м гвардейским механизированным корпусом под командованием генерал-лейтенанта танковых войск В. И. Жданова, начала наступление на Будапешт. Началась Будапештская стратегическая наступательная операция, продолжавшаяся до 13 февраля 1945 г. На первом этапе советские войска достигли предместий столицы Венгрии, но большего сделать им тогда не удалось. Враг сосредоточил в районе Будапешта крупные силы и оказал упорное сопротивление. Советским войскам удалось прорваться к внешнему оборонительному обводу Будапешта, но сам город немецко-венгерским войскам группы армий «Юг» (командующий генерал-полковник Ганс Фриснер) удалось удержать. На подступы к Будапешту были переброшены значительные подкрепления с обеих сторон, сражение достигло небывалого накала и ожесточенности. Обе стороны меняли направление ударов, предпринимали контратаки и крупные контрнаступления, но очень скоро стало ясно, что имеющимися силами Будапештский оборонительный район не взять.6)

В связи с тем, что фронтальное наступление на Будапешт не увенчалось успехом, Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение нанести двухсторонний охватывающий удар силами 2-го Украинского фронта. 3-й Украинский фронт, согласно этому решению, должен был разгромить придунайскую группировку противника и мощным ударом на Секешфехервар обеспечить с юга наступление войск 2-го Украинского фронта на Будапешт.

Указания на это наступление маршал Ф. И. Толбухин получил в Ставке в начале ноября от Верховного Главнокомандующего. И. В. Сталин также указал ему, что не исключена возможность использования войск 3-й Украинского фронта для удара в северном направлении. Ставка потребовала от командующего фронтом маршала Ф. И. Толбухина представить соображения о проведении операции согласно этим указаниям. 7)

    Штаб 3-го Украинского фронта, который в то время возглавлял генерал-лейтенант С. П. Иванов, на основе указаний, полученных от маршала Ф. И. Толбухина, детально спланировал опера-цию. Этот план был рассмотрен Военным советом фронта и в виде докладной записки команду-ющего фронтом в начале ноября был представ-лен в Генеральный штаб. В нем указывалось, что ближайшая задача войск фронта - овладеть плацдармом на западном берегу Дуная, севернее реки Драва и в дальнейшем разгромить приду-найскую группировку противника и выйти на рубеж Секешфехервар, озеро Балатон и далее на юг до реки Дравы.

Для успешного проведения операции штаб 3-й Украинского фронта просил Ставку: обеспечить полное сосредоточение 4-й гвардейской армии не позднее 23 ноября; выделить фронту один механизированный и один кавалерийский корпуса для дальнейшего развития операции с целью отрезать пути отхода немцев из Югославии; вывести одну из болгарских армий севернее Дравы для прикрытия ударной группировки фронта с юга.

Ставка утвердила представленный командующим войсками 3-го Украинского фронта план наступательной операции, согласившись со сроками ее проведения. Были удовлетворены и все просьбы штаба фронта.

Не имея в своем резерве на юго-западном направлении подвижных соединений, Ставка приказала командующему 2-м Украинским фронтом Маршалу Советского Союза Р. Я. Малиновскому передать 3-му Украинскому фронту конно-механизированную группу (5-й гвардейский кавалерийский и 7-й механизированный корпуса) под командованием замечательного кавалериста генерал-лейтенанта Сергея Ильича Горшкова. Было разрешено использовать 1-ю болгарскую армию для наступления совместно с войсками Народно-Освободительной армии Югославии между реками Драва и Сава. Этот вопрос был предварительно согласован с болгарским и югославским командованием. Для поддержки югославских войск были выделены специальные группы артиллерии и авиации. 8)        

Успешно завершив Белградскую операцию, в начале ноября 3-й Украинский фронт, в соответствии с распоряжением Ставки передал свои позиции на северо-востоке Югославии силам Югославской Народно-Освободительной Армии и передислоцировался на юг Венгрии, заняв полосу по берегу Дуная от слияния с рекой Драва до города Байя. Ставка поставила перед фронтом маршала Толбухина задачу форсировать Дунай и создать крупный плацдарм на его западном берегу. Затем развивать наступление по его правому берегу, имея задачей прорваться в промежуток между северной оконечностью озера Балатон и Будапештом, охватывая Будапешт с юго-запада, а также частью сил обойти озеро Балатон с юга. Срок начала операции был назначен на 7 ноября.

В данном районе занимала оборону 2-я венгерская армия (командующий генерал-полковник Йени Майор), входившая в состав группы армий «Юг». В ходе операции этот район был передан в полосу обороны группы армий «Ф» (командующий генерал-фельдмаршал Максимилиан фон Вейхс).9)

 

Замысел Апатин-Капошварской наступательной операции войск 3-го Украинского фронта (7 ноября - 10 декабря 1945 г.)

        Перенаправление 3-го Украинского фронта в Венгрию никоим образом не являлось импровизацией, а подразумевалось ещё в период Белградской операции: в директиве Ставки от 15 октября войскам маршала Толбухина прямо предписывалось после освобождения югославской столицы «закрепиться на рубеже Белград, Баточина, Парачин, Княжевец и далее в глубь Югославии не продвигаться». Заместитель начальника Генштаба РККА генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов в состоявшемся на исходе октября разговоре с представителем верховного командования союзных войск британским генерал-лейтенантом Гаммелем признался: «Продвигаться в Югославию мы не предполагаем. Задачу борьбы с немцами к западу от Белграда выполняет армия маршала Тито... нашей главной задачей является быстрее вывести из войны Венгрию».10)

        3-й Украинский фронт к началу операции располагал только одной 57-й общевойсковой армией второго формирования (редчайший случай в Великой Отечественной войне), сильно ослабленным 18-м танковым корпусом (прибыл только к началу декабря 1944) и 17-й воздушной армией (командующий генерал-полковник авиации В.А. Судец), из которой также был выведен ряд частей. Поскольку для выполнения поставленных задач этих сил явно не хватало, фронту была передана 4-я гвардейская армия (командующий генерал-лейтенант И. В. Галанин) из резерва Ставки, но она находилась в южной Румынии и могла сосредоточиться в полосе фронта только к середине ноября. 11) Общая численность войск фронта с учетом обеих армий составляла 205 370 человек. 12)

      Дата начала операции была назначена на 7 ноября 1944 года - 1235-й день войны, 27-я годовщина Октябрьской Революции. В её ознаменование вечером будет дан салют в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Петрозаводске, Таллине, Риге, Вильнюсе, Кишинёве, Тбилиси, Севастополе и Львове двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами. Маршалу Советского Союза Иосифу Виссарионовичу Сталину был вручен высший военный Орден «Победа», утверждённый Указом Президиума Верховного Совета СССР год назад 8 ноября 1943 года и Орден «Красного Знамени». В этот день советскими войсками была полностью освобождена территория Советского Союза от немецко-фашистских захватчиков.13)

        По этому поводу в приказе Верховного главнокомандующего от 7 ноября 1944 г. было сказано, что низвергнуто трехлетнее фашистское иго на временно захваченных немцами землях наших братских советских республик. Красная Армия вернула свободу десяткам миллионов советских людей. Государственная граница СССР, вероломно нарушенная гитлеровскими полчищами 22 июня 1941 г., восстановлена на всем протяжении от Черного до Баренцева моря.14)

        В историографию Второй мировой войны она вошла, как Апатин-Капошварская наступательная операция 7 ноября – 10 декабря 1944 года — фронтовая наступательная операция советских войск 3-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Федора Ивановича Толбухина в Великой Отечественной войне. Проводилась с целью содействия наступлению войск 2-го Украинского фронта на Будапешт. 15)

        Начало Апатин-Капошварсой наступательной операции и боевых действий            3-го Украинского фронта на венгерском направлении омрачил трагический инцидент, произошедший в день начала наступления 7 ноября возле сербского города Ниш. В этот день в 13:10 над маршевыми колоннами 6-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Григория Петровича Котова нависла

 

группа двухбалочных самолётов, по данным 3-го Украинского фронта насчитывавшая 27 машин. Форма фюзеляжей наводила на мысль о германских разведывательных самолётах «Фокке-Вульф-189» (Fw-189), прозванных в РККА «рамами». Вот только для Fw-189, да и вообще для разведчиков нехарактерно летать группами из почти тридцати самолётов. Самолёты пошли на снижение с явным намерением атаковать, что совсем уж шло вразрез с разведывательной деятельностью. По мере приближения самолётов гвардейцы смогли разглядеть, что на их фюзеляжах изображены не германские кресты, а белые звёзды — это были не Fw-189, а американские тяжёлые многоцелевые истребители «Локхид     Р-38» «Молния» (Лайтнинг) (Lockheed P-38, Lightning) и бомбардировщики B-25 «Митчел» (Mitchell). Догадавшись, что американцы, очевидно, перепутали советские колонны с германскими, красноармейцы принялись махать флагами и знамёнами. Но союзные самолёты не остановились. На советские части обрушился огонь пушек и пулемётов, посыпались бомбы и ракеты. Согласно докладу командования 3-го Украинского фронта, под огнём американских истребителей погиб комкор генерал-лейтенант Григорий Петрович Котов, генерал Степанов и ещё 4 офицера и 6 красноармейцев корпусного управления. Всего же от американского авиаудара погибли 34 и получили ранения 39 гвардейцев, а 20 автомашин с грузами оказались сожжены.16)

Германский разведывательный самолёт «Фокке-Вульф-189» (Fw-189),                                       прозванных в РККА «рамами».

Тяжёлые американские истребители «Локхит Р-38» (Lockheed P-38 Lightning).

        Советская авиация среагировала незамедлительно: с ближайшего аэродрома воздух поднялись истребители ЯК-9. Советские лётчики получили распоряжение не вступать с американцами в бой, а вынудить их отступить, но едва краснозвёздные самолёты приблизились к месту событий, американцы начали стрелять и по ним. Были сбиты и погибли советские лётчики лейтенант Дмитрий Петрович Кривоногих и младший лейтенант Виктор Васильевич Шипуля.

        В результате ответных действий советской истребительной авиации было сбито три Р-38 и два бомбардировщика B-25 «Митчел» (Mitchell). Зенитным огнём на аэродроме Ниша были сбиты ещё два Р-38, разбились насмерть лейтенанты ВВС США Филипп Бревер и Эйдон Коулсон. По уточнённым данным погибли 14 американских лётчиков. С советской же стороны, помимо лётчиков и военнослужащих 6-го гвардейского стрелкового корпуса, погибли 4 человека на аэродроме Ниша. Впоследствии союзники принесли извинения за события 7 ноября, а в проведённом американской стороной отчёте по итогам расследования признавалось, что американская эскадрилья «была законно атакована советскими истребителями, оборонявшими свои наземные войска». Однако никакие извинения и признания не могли вернуть к жизни погибших советских военнослужащих. 17)

        9 мая 2015 года в Нише был открыт памятник советским воинам, погибшим во время атаки американской авиации. Монумент представляет собой арочную конструкцию из красного гранита весом 38 тонн с двумя колоннами, барельефом и колоколом. 18)

9 мая 2015 года в Нише (сейчас он относится к Сербии) был открыт памятник,   посвященный советским пилотам и солдатам, погибшим 7 ноября 1944 года.

        Нишский инцидент при всей его трагичности не оказал существенного влияния на оперативную обстановку в полосе 3-го Украинского фронта. Несмотря на то, что обе армии находились ещё в пути к исходным районам наступления, приказ на начало операции отменён не был и 7 ноября 1944 года в наступление перешла одна 57-я армия (командующий генерал-лейтенант Михаил Николаевич Шарохин) силами одного 75-го стрелкового корпуса, причем и он ещё не успел полностью сосредоточиться, приступили к форсированию Дуная. Остальные части армии находились ещё на марше. При форсировании Дуная активно принимала участие Дунайская военная флотилия под командованием вице-адмирала С.Г. Горшкова (до декабря 1944 г.), с декабря 1944 г. контр-адмирала Г.Н. Холостякова.

Дунайская военная флотилия принимала активное участие весь период проведе-ния Будапештской стратегической наступательной операции, как и её составных частей: Апатин-Капошварской (07 ноября -10 декабря 1944 года);3) Секешфехер-вар-Эстергомской (20 декабря 1944 г.– 13 января 1945 г.); 2) Эстергом-Комарноской (20 декабря 1944 г. – 15 января 1945 г.) и непосредственно в штурме Будапешта  (27 декабря 1944 г. – 13 февраля 1945 г.). Дунайская военная флотилия на начало Апатин-Капошварской операции 3-го Украинского фронта состояла из 1-й и 2-й бригад речных кораблей, бронекатеров и мониторов,9) бригады морской пехоты и берегового отряда сопровождения. Общая численность личного состава флотилии составляла 7 500 человек. 10)

                 Апатин-Капошварская наступательная операция войск 3-го Украинского фронта началась в ночь с 7 на 8 ноября.19)

 Две роты 74-й стрелковой дивизии полковника Константина Алексеевича Сычёва, входившей в состав 75-го Белградского стрелкового корпуса генерал-майора Адриана Захаровича Акименко, совместно с войсковыми и армейскими саперами, произвели внезапную высадку десантов на правый берег Дуная севернее устья реки Драва, ночью переправились через реку в районе города Апатин, сбив вражеское прикрытие, захватили небольшие плацдармы и начали активную силовую разведку, в течение дня пленив 3 венгерских пограничников. В тот же день в полосе 57-й армии отмечено 6 венгерских солдат-перебежчиков. На следующий день 8 ноября на плацдарм вступили ещё 4 батальона дивизии Сычёва. Противник пытался воспрепятствовать переправе советских частей, трижды проведя бомбардировку группами по 6–10  самолётов, но высокого урона нанести не сумел - за 8 ноября 74-я стрелковая дивизия потеряла 8 человек убитыми и 15 ранеными. Активности авиации обеих сторон препятствовала пасмурная погода, к тому же восьмого числа пошёл первый в ноябре дождь, который создал помехи и наземным войскам - в ноябрьском журнале боевых действий 57-й армии зафиксировано: «Грунтовые дороги на отдельных участках стали труднопроходимы». Да и в целом ландшафт в районе Апатина оказался не самым удобным, о чём также свидетельствует журнал боевых действий 57-й армии: «южная часть плацдарма... представляет собою сильно заболоченную мелко-лесистую местность, покрытую водой местами глубиной до 1 метра. Дорог и троп нет... Почва топкая, труднопроходимая для лошадей и непроходима для всех видов транспорта... Местность сильно заросла кустарником и имеет плохой обзор и обстрел. Движение по ней возможно только для пехоты и с трудом для вьючных лошадей... Обходных путей нет; для настила используется подручный рубленный кустарник. Северная часть этого плацдарма... местами заросшая: видимость ограниченная. Грунт более твердый, не болотистый: можно тянуть 75 мм орудия». 20)

             Впрочем, советское командование не намеревалось ограничиться захватом одного плацдарма. Уже в ночь с 7 на 8 ноября части 233-й стрелковой дивизии полковника Тимофея Ильича Сидоренко предприняли попытку переправы через Дунай на участке близ венгерского города Батина, однако лодки с красноармейцами попали под сосредоточенный огонь германских частей, и переправа сорвалась. Следующей ночью 8 ноября форсирование прошло успешнее - две стрелковые роты 233-й стрелковой дивизии при поддержке частей 12-й Воеводинской ударной бригады из состава 51-й Воеводинской дивизии Народно-Освободительной Армии Югославии смогли закрепить за собой небольшую территорию на западном берегу и перерезать железнодорожную ветку.

          В ночь на 9 ноября севернее города Батина был захвачен и второй плацдарм. Разумеется, противник не смирился с возникновением ещё одного советского плацдарма на Дунае и принялся остервенело контратаковать. Неприятель принялся стягивать к периметру плацдармов пехоту, артиллерию, бронетехнику. Накал боёв возрос, непрерывные обстрелы затруднили переправу, для которой и без того не хватало плавсредств, что вынуждало перебрасывать силы с восточного берега на западный по частям.

          10 ноября вражеская артиллерия разбила и утопила две лодки и одну баржу 74-й стрелковой дивизии, хотя личный состав большого урона не понёс: части полковника Сычёва в тот день потеряли 6 человек убитыми и 16 ранеными.

        11 ноября Шарохин указал Акименко на недопустимую медлительность форсирования Дуная. Спешка командарма вполне объяснима - из военного опыта он прекрасно знал, что плацдармы, не расширенные в кратчайшие сроки до размеров, позволяющих развернуть наступление, становятся бесполезны и тогда удерживающие их войска приходится эвакуировать, и хорошо, если враг не успеет их сбросить в воду. Шарохин указал командиру 75-го стрелкового корпуса на необходимость скорейшей переброски на плацдарм орудий и вообще поддержания пехоты всеми видами артиллерийских средств. Для ускорения переправы командующий 57-й армией потребовал задействовать все подручные средства. 21)


Переправа советских артиллеристов и 45-мм противотанковых пушек через Дунай.

 

Резонность требований командарма ускорить переправу войск и расширение плацдармов подтверждается данными о захваченных 11–12 ноября пленных, позволяющих судить о быстром увеличении доли германских войск в районе плацдармов. Если 11 ноября захвачено 18 пленных, из которых 5 германцев и 5 русских коллаборационистов, то среди 26 пленных, взятых 12 ноября, 18 были германцами. В результате потери советских частей заметно выросли: за 13 ноября в одной только 74-й стрелковой дивизии погиб 31 военнослужащий и 87 получили ранения. 22)

Впрочем, как уже говорилось, закрепление на плацдармах шло медленно не по вине генерала Акименко. 13 ноября в сражение на батинском плацдарме был введён в бой ещё один стрелковый корпус 57-й армии. Командир 75-го стрелкового корпуса делал всё возможное для наращивания темпов, но существовали объективные обстоятельства вроде той же нехватки переправочных средств, да и в связи с усилением вражеской группировки в районе плацдармов сил одного стрелкового корпуса явным образом становилось недостаточно для выполнения задачи.

Командование 57-й армии это осознавало и задействовало дополнительные части: Командир 64-го стрелкового корпуса генерал-майор Иван Кондратьевич Кравцов получил распоряжение Шарохина до утра 12 ноября вывести 73-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерал-майора Семёна Антоновича Козака в район селения Бездан для дальнейшей переправы на Батинский плацдарм.

13 ноября командующий 57-й армии подчинил 233-ю стрелковую дивизию 64-му стрелковому корпусу, а 75-й стрелковый корпус взамен получил в распоряжение 236-ю стрелковую дивизию генерал-майора Петра Ивановича Кулижского, а также 8-ю Воеводинскую ударную сербохорватскую бригаду Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). 23)

13–14 ноября подразделения 73-й гвардейской стрелковой дивизии и 7-й Воеводинской ударной бригады НОАЮ переправлялись на западный берег.

Недостаток переправочных средств вынуждал перебрасывать советское и югославское соединения по частям, и отсутствие единого мощного кулака не позволяло переломить ход боёв, но тем не менее, определённого результата добиться удалось.

К 20:00 14 ноября части 64-го стрелкового корпуса потеснили противника на 1,5 километра. Всего в течение 14 ноября войска 57-й армии потеряли 54 человека погибшими и 154 ранеными; кроме того, было убито 14 лошадей и подбито 3             76-мм орудия. В то же время советские воины пленили 14 солдат 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС, укомплектованной главным образом венгерскими фольксдойче.

Шарохин планировал до 18 ноября расширить плацдармы, чтобы выдвинуть на линию фронта вторые эшелоны и резервы 64-го и 75-го стрелковых корпусов, а затем начать наступление и после 20 ноября ввести в сражение эшелон развития успеха в составе 6-го гвардейского стрелкового корпуса и 32-й гвардейской механизированной бригады полковника Николая Ивановича Завьялова с целью далее развивать удар в направлении на Печ. 24)

Но упорное сопротивление германских войск и неблагоприятные метеорологические условия вносили свои коррективы в планы. 15 ноября царила уже привычная облачность, периодически шёл дождь, сделавший дороги труднопроходимыми. На передовой бушевали ожесточённые бои: стороны атаковали и контратаковали, в ход шли орудия и миномёты, стрелковое оружие, гранаты, а иной раз дело доходило и до рукопашной. За день части 57-й армии потеряли 73 человека убитыми и 289 ранеными.25)

К середине месяца на плацдармы удалось перебросить более трёхсот артиллерийских орудий, обеспечив тем самым неплохую огневую поддержку пехоты. Содействие советским и югославским войскам на плацдармах оказали и лётчики 17-й воздушной армии генерал-полковника Владимира Александровича Судеца, совершившие за 15 ноября 97 самолётовылетов на штурмовку и бомбардировку противника в районе плацдармов. Однако и германцы подтягивали новые силы, причём им это было проще, так как не приходилось преодолевать широкую полноводную реку при недостатке плавсредств. Масштаб и напряжение битвы за дунайские плацдармы продолжали расти.26)

Несмотря на все трудности, сосредоточение ударного кулака 57-й армии на плацдармах под Апатином и Батиной продолжалось. До конца 16 ноября завершилась переправа всех сил 233-й и 73-й гвардейской стрелковых дивизий, а с ними 7-й и 8-й Воеводинских ударных бригад. 12-ю Воеводинскую ударную бригаду, измотанную тяжёлыми боями на Батинском плацдарме, на следующий день отвели обратно на восточный берег для отдыха и восполнения потерь.

Ранее уже упоминалось, что Шарохин планировал начать наступление с плацдармов 18 ноября. В действительности командованию 57-й армии пришлось один день повременить.  И всё-таки в 10 часов утра 19 ноября после 45-минутной артподготовки войска 64-го и 75-го стрелковых корпусов при поддержке югославских 7-й и 8-й Воеводинских ударных бригад перешли в наступление. К 13:00 советским и югославским частям удалось продвинуться на расстояние до 2 километров. Противник упорно сопротивлялся, совершив в течение дня более десяти довольно мощных контратак, в силу чего не везде частям 57-й армии удалось выполнить поставленные задачи: так, атаки 233-й стрелковой дивизии у северных скатов высоты 205, и раньше представлявшей серьёзное препятствие, провалились. Однако ряд частей и соединений достигли немалых результатов. Например, переправившаяся недавно на плацдарм 19-я стрелковая дивизия генерал-майора Павла Ефимовича Лазарева, наступая в труднопроходимой местности под мощным огневым воздействием противника, к полудню с боем захватила село Драж, представлявшее важный опорный пункт. Таким образом, по итогам дня винам Шарохина удалось прорвать вражескую оборону под Батиной, однако противник смог воспрепятствовать развитию успеха.27)

С наступлением темноты бои не стихли: неприятель предпринял попытки вернуть утраченные позиции, и на ряде участков ему это удалось. В ночь на 20 ноября немецкие части контратакой вытеснили части 19-й стрелковой дивизии из Дража. Но уже в 11:30 утра советские и югославские войска после массированной артподготовки и мощных авиационных атак нанесли новые удары. Вражеское командование всеми силами стремилось не допустить расширения плацдармов и стягивало к участку боёв дополнительные части и соединения, среди которых выделялась 13-й горная дивизия при СС «Ханджар», укомплектованная в основном мусульманами-боснийцами; пленные вражеские солдаты сообщали на допросах, что подразделения дивизии «Ханджар», поставленные во вторую линию, имели задачу самыми жёсткими мерами пресекать попытки бегства венгерских и германских солдат с поля сражения, не останавливаясь даже перед истреблением беглецов. Насколько достоверны подобные показания, судить трудно, да и чем бы в действительности не занимались солдаты «Ханджара», переломить ситуацию в пользу германо-венгерских войск им не удалось. К исходу дня Драж снова перешёл под контроль советских войск, высота 205 наконец-то была взята, а восточнее этой высоты части Красной Армии окружили и перебили группу вражеских солдат числом до 250 человек. Около 300 солдат неприятеля попало в плен. Общее число пленённых 57-й армией за вторую декаду ноября вражеских солдат достигло 452. 28)

На исходе 20 ноября командующий 57-й армии передал 64-му стрелковому корпусу 113-ю стрелковую дивизию полковника Латыпа Шафиковича Мухамедьярова, которой поручалось 21 ноября заменить в первом эшелоне 233-ю стрелковую дивизию, поставленную в оборону в районе высоты 205. Генерал Шарохин распорядился поддержать удар бойцов Мухамедьярова несколькими артиллерийскими полками, а также бронетехникой - двумя полками самоходок. Для закрепления захваченных рубежей Шарохин потребовал создавать противотанковые оборонительные районы. 29)

В 12:00 21 ноября артиллерия 57-й армии обрушила свою мощь на вражеские позиции. 45 минут отводилось на прицельный обстрел наблюдаемых целей и ещё 15 - на огневой налёт по переднему краю и позициям в ближайшей глубине вражеского расположения. В 13:00 войска 64-го и 75-го стрелковых корпусов ринулись в атаку. К исходу дня частям РККА и НОАЮ удалось в яростных боях ликвидировать ещё ряд опорных пунктов противника, в том числе на высоте 206.

Пользуясь достигнутым успехом, советско-югославские войска в течение 22 ноября заметно потеснили врага: на Батинском плацдарме удалось продвинуться на 1-3,5 километра, расширив его до 20 километров по фронту и 9 километров в глубину, а Апатинский плацдарм, в свою очередь, достиг 10 километров по фронту и 5 километров в глубину. В результате расширения плацдармов разделявшие их вражеские части оказались зажаты в простреливаемом насквозь коридоре шириной не более двух километров. Захваченные советскими воинами пленные на допросах свидетельствовали о больших потерях неприятельских войск.30)

Командование германского 64-го армейского корпуса, не имея возможности изменить положение, приказало германским и венгерским частям, зажатым между Апатинским и Батинским плацдарцами, отойти. В результате 23 ноября фланги 75-го и 64-го стрелковых корпусов сомкнулись, объединив контролируемые территории в один крупный плацдарм, занимавший 30 километров по фронту и 15 в глубину. В этом успехе войск Шарохина сыграла немалую роль и 17-я воздушная армия, чьи лётчики за 23 ноября совершили 727 вылетов. 31)

Продолжив наступление 24 ноября, бойцы 57-й армии отбросили противника на расстояние от 1 до 7 километров, таким образом, увеличив объединённый плацдарм до 40 километров по фронту и 16 километров в глубину. 64-й стрелковый корпус завязал бои в районе Удвара, а на следующий день взял город.
        И всё же, признавая результативность ударов 57-й армии, нельзя не констатировать, что её наступление шло значительно медленнее, чем рассчитывал генерал Шарохин, намеревавшийся уже 20 ноября начать рывок на Печ. Конечно, одной из причин отставания от планов стали задержки с перегруппировками войск и выдвижением на плацдарм 6-го гвардейского стрелкового корпуса и 32-й гвардейской механизированной бригады, однако этим нельзя объяснить явно недостаточные темпы наступления. Затруднения в работе войск 57-й армии не могли остаться без внимания командования 3-го Украинского фронта, выявившего ряд недостатков в тактике, среди которых основными, по мнению фронтового руководства, являлись слабая организация разведки, беспечность личного состава и пренебрежение маскировкой; один из пленных вражеских солдат на допросе показал: «Русские солдаты совершенно пренебрегают маскировкой, окапываются не лёжа, а стоя, ходят во весь рост. Офицеры наблюдают за полем боя стоя, также во весь рост. НП не оборудуются». Михаил Николаевич Шарохин получил указание принять меры к устранению обозначенных недочётов в организации и ведении боёв.
32)

Тем временем на Дунае сосредотачивалась 4-я гвардейская армия генерал-лейтенанта Ивана Васильевича Галанина. Эта армия, переданная Толбухину из Резерва Ставки ВГК ещё 3 ноября 1944 года, в течение двух декад передислоцировалась из Румынии в полосу действий 3-го Украинского фронта и теперь, получив в качестве усиления от 46-й армии 2-го Украинского фронта 31-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора Сергея Антоновича Бобрука, готовилась поддержать усилия 57-й армии.

По состоянию на 25 ноября в 4-й гвардейской армии насчитывалось (без учёта переменного состава 210-го армейского запасного полка) более 87 тысяч человек, 976 полевых и противотанковых орудий, 16 зенитных орудий, 857 миномётов. В армию входили 2 гвардейские воздушно-десантные, 7 гвардейских стрелковых и 2 линейные стрелковые дивизии; все эти соединения отличались хорошей по меркам 1944 года укомплектованностью: численность их колебалась от 5582 человек в 34-й гвардейской стрелковой дивизии до 7568 в 62-й гвардейской стрелковой дивизии, а в среднем составляла почти 7,2 тысячи человек. В общем, 4-я гвардейская армия Галанина представляла грозную силу, и командование 3-го Украинского фронта намеревалось применить эту силу с максимально возможным ущербом для неприятеля. 33)

Ещё 22 ноября командование 64-го стрелкового корпуса получило приказ Шарохина сдать 4-й гвардейской армии участок от Байя до Мохача.

К 24 ноября войска 4-й гвардейской армии заняли на восточном берегу Дуная фронт протяжённостью 135 километров от Мохача до Дунапентеле. Таким образом, силы Галанина обеспечили стык правого фланга 3-го Украинского фронта и 46-й армии 2-го Украинского фронта. 34)

Замысел маршала Толбухина заключался в завоевании силами 4-й гвардейской армии нового плацдарма на западном берегу Дуная в районе города Мохач. Противник, сконцентрировавший свои усилия на сдерживании натиска          57-й армии под Батиной и Апатином, ослабил внимание к прочим участкам дунайского рубежа, и удар свежих советских сил должен был застать германское и венгерское военное руководство врасплох, вызвать замешательство во вражеском стане. К 24 ноября по данным советской разведки, отражённым в ноябрьском журнале боевых действий 4-й гвардейской армии, перед войсками генерала Галанина занимали позиции главным образом венгерские войска, причём в основном это были части батальонного и полкового уровня, дивизий же советские разведчики обнаружили всего две, причём обе венгерские. Такой состав неприятельских сил перед 4-й гвардейской армией вполне объясним - германские войска сосредоточились вокруг Батинско-Апатинского плацдарма. Воинственным настроем хонведы, державшие позиции в полосе 4-й гвардейской армии, не отличались - в журнале боевых действий 4-й гвардейской армии записано: «Ежедневно на нашу сторону через р.Дунай переходило по нескольку перебежчиков-солдат венгерской армии, показания которых были весьма важны для изучения группировки, боевого и численного состава противостоящего противника». 35)

В шесть часов вечера 24 ноября батальон 41-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Константина Николаевича Цветкова, оперативно подчинявшейся 21-му гвардейскому стрелковому корпусу генерал-лейтенанта Петра Ивановича Фоменко, начал переправу через Дунай в 2,5 километрах к юго-востоку от города Мохач.

         К 9 утра 25 ноября гвардейцы выбили противника из первой траншеи, закрепив за собой береговую полосу в 1 километр по фронту и 250 метров в глубину. Не останавливаясь на достигнутом, советские воины продолжили выдавливать противника и к семи часам вечера 25 ноября расширили плацдарм до 2 километров по фронту и 1–2  километров в глубину. Переправа на западный берег дополнительных частей 21-го гвардейского стрелкового корпуса позволила усилить натиск. 36)

26 ноября в связи с болезнью Ивана Васильевича Галанина, маршал Толбухин назначил временно исполняющим обязанности командующего 4-й гвардейской армией генерал-майора Кузьму Николаевича Деревянко. В этот же день бойцы 4-й гвардейской армии, закрепляя и развивая достигнутый результат в соответствии с распоряжениями, отданными генералом Галаниным перед оставлением должности, овладели Мохачем и территорией к югу от города, тем самым соединив захваченный ими плацдарм с правым флангом 57-й армии. Противник, в свою очередь, существенной активности живой силой не проявил, сведя свою деятельность к обстрелам из 75-мм и 105-мм орудий да 81-мм и 120-мм миномётов. 37)

Войска генерала Шарохина, оттянувшие на себя основные силы немецких войск, после вступления в сражение 4-й гвардейской армии отнюдь не снизили свою активность, а напротив, даже нарастили её. Этому способствовала практи-чески закончившаяся к 26 ноября переправа на западный берег Дуная 6-го гвардейского стрелкового корпуса, с 21 ноября возглавленного генерал-лейтенан-том Степаном Ильичом Морозовым, и 32-й гвардейской механизированной бригады - данные соединения, примкнув к силам 75-го и 64-го стрелковых корпусов, уплотнили боевые порядки 57-й армии и сообщили операции дополнительную энергию. В 12:30 после сорокаминутной артиллерийской подготовки по выявленным огневым точкам противника шарохинцы совершили новый рывок вперёд. Действия наступающих частей РККА и НОАЮ производились в тесной координации с артиллерией - узлы сопротивления, с трудом поддающиеся атакам пехоты и бронетехники, по запросам войск обрабатывались артиллерийскими ударами. 38)

Потрудились и лётчики 17-й воздушной армии, предпринявшие за день 374 вылета. Вражеское сопротивление носило практически исступлённый характер - за день воины генерала Шарохина отбили до 15 атак, причём порой в этих контратаках участвовало до 1,5 тысяч германских и венгерских солдат. Конечно, такое отчаянное противодействие затормаживало темпы наступления, и тем не менее 57-я армия продвинулась на отдельных участках до 8 километров. В целом к исходу 26 ноября усилия 4-й гвардейской и 57-й армии позволили расширить плацдарм до 62 километров по фронту. 39)

27 ноября наступление 3-го Украинского фронта продолжало успешно развиваться. Преломляя сопротивление противника, силы 75-го и 64-го стрелковых корпусов продвинулись на 4–12  километров, а 6-й гвардейский стрелковый корпус и 32-я гвардейская механизированная бригада - более чем на 20 километров. 4-я Гвардейская армия также существенно улучшила свои позиции, создав выгодные условия для переправы на западный берег основных сил. 40)

28 ноября силы 3-го Украинского фронта продвинулись ещё на 8–16 километров, доведя размеры плацдарма до 150 километров по фронту и 60 километров в глубину. Вражеские войска, несмотря на переброску подкреплений, очевидно слабели, о чём свидетельствует и немалое число пленных - по неполным данным, около 1100 в течение дня. В тот же день 4-я гвардейская армия получила нового командующего, направленного на 3-й Украинский фронт приказом Сталина - генерала армии Георгия Фёдоровича Захарова. Первое, чем занялся Захаров на новой должности - принятие мер для повышения интенсивности форсирования Дуная основными силами 4-й гвардейской армии. Обладая немалым фронтовым опытом, генерал понимал, что по-настоящему решительных результатов можно добиться лишь плотной мощной группировкой, на формирование которой оставалось не так много времени - вражеское командование уже скапливало войска против 4-й гвардейской армии, и уже 28 ноября пленено немало немецких солдат, в том числе из 31-й гренадерской дивизии СС. Кроме того, на одном из участков заметили вражеский бронепоезд, обстрелявший боевые порядки гвардейцев. 41)

        В 10 часов утра 29 ноября войска 57-й армии продолжили своё наступление. Вымотанный длительными боями противник уже не мог сдерживать натиск вдохновлённых последними успехами красноармейцев, его оборона рассыпалась, распадалась на отдельные очаги обречённого сопротивления. Да ещё к давлению с фронта прибавился неожиданный удар в ближнем тылу: в городе Печ восстали шахтёры. Это было далеко не первое выступление венгров против германцев, и более того, к концу 1944 года неприятие оккупантов, не слишком старательно изображавших из себя союзников, дошло до того, что на территории Венгрии даже образовались партизанские отряды - в стране, где никогда не наблюдалось особых симпатий ни к русским, ни к коммунизму. Но мятеж в прифронтовом городе в условиях критических боёв носил куда более опасный характер, нежели действия партизанских групп в глубоком тылу. 42) 

             Воспользовавшись этим восстанием, части 6-го гвардейского стрелкового корпуса и 32-й гвардейской механизированной бригады выбили германские и лояльные им венгерские подразделения из Печ, овладев городом.

        29 ноября Приказом Верховного Главнокомандующего была объявлена благодарность войскам 3-го Украинского фронта, участвовавшим в боях при форсировании Дуная и прорыве обороны противника, в ходе которых были освобождены Батасек и другие города, а в Москве был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. 43)

             На следующий день 30 ноября началось решительное наступление 4-й гвардейской армии, сходу взявшей город Сексард и ряд других населённых пунктов. Севернее его немецкое командование бросило в бой моторизованную дивизию, которая была быстро охвачена с флангов и вынуждена поспешно отступить.В целом за 30 ноября продвижение войск РККА на ряде участков достигало 28 километров. 44)

              Таким образом, к началу декабря темпы наступления войск 3-го Украинского фронта решительно возросли, что указывало на крушение германо-венгерского рубежа на Дунае. Целостная система неприятельской обороны обрушилась, знаменуя новый этап Апатин-Капошварской операции советско-югославских войск - этап преследования беспорядочно откатывавшихся основных сил противника и ликвидации отдельных очагов сопротивления. 57-я армия генерала Шарохина и 4-я гвардейская армия генерала Захарова устремились на северо-запад, на оперативный простор. Дороги раскисли от надоедливых дождей, то хлещущих почти сплошным потоком, то противно моросящих, а над землёй клубился густой туман, но сбить порыв воинов 3-го Украинского фронта эти погодные неурядицы не могли. 45)

             51-я Воеводинская дивизия, в свою очередь, в конце ноября получила новую задачу - ей вместе с остальными силами 12-го Воеводинского армейского корпуса Народно-Освободительной Армии Югославии предстояло занять оборону по рубежу реки Драва, прикрыв левый фланг 3-го Украинского фронта на югославском направлении. Теперь 57-й и 4-й гвардейской армиям предстояло наступать без Воеводинских ударных бригад, однако красноармейцы навсегда запомнили доблесть и надёжность югославских бойцов. Маршал Толбухин мог рассчитывать на защитников левого крыла своего фронта.46)  

             К концу ноября 1944 года на правом берегу Дуная было сосредоточено уже две советских общевойсковых армии и часть сил 1-й болгарской армии, входившей в состав 3-го Украинского фронта. Они форсировали Дунай и овладели на его правом берегу оперативным плацдармом до 100 км по фронту и 50—70 км в глубину, выполнив тем самым директиву Ставки Верховного Главнокомандования. Следствием победного завершения сражения у Батины и Апатина стало создание условий для дальнейшего наступления 3-го Украинского фронта в северном и северо-западном направлениях и участия в Будапештской наступательной операции.

        Освобождение Бараньи и выход 12-го корпуса НОАЮ на левый берег Дравы на широком участке фронта от города Осиек до города Дони-Михоляц создали угрозу немецким силам на Сремском фронте и оперативные преимущества югославским войскам, открывая им возможность нанесения удара в тыл немецких войск. Это преимущество получило ещё большее развитие после образования Вировитицкого плацдарма, обеспечившего непосредственное соединение войск 12-го Воеводинского корпуса и левого крыла 57-й армии 3-го Украинского фронта с 6-м Славонским и 10-м Загребским корпусами НОАЮ на освобождённой территории Славонии, а позже и при подготовке операции на Сремском фронте в апреле 1945 года, когда НОАЮ удалось ценой максимального напряжения и при поддержке Красной армии совершить прорыв немецкой обороны. Боевые действия 57-й армии в районе Батины в ноябре 1944 года отвлекли до четырёх немецких дивизий из Югославии, оказав значительную помощь НОАЮ в освобождении страны от захватчиков.

         Бои на плацдармах сопровождались значительными людскими потерями. Советская военная историография не приводит отдельных сведений о потерях                57-й армии в боях Батинской битвы за период с 7-го по 29 ноября. В ходе ноябрьских боёв 3-й Украинский фронт понёс ощутимый урон. Согласно ноябрьскому донесению о потерях личного состава, в течение за период 1—30 ноября 1944 г. войска маршала Толбухина потеряли 3628 человек безвозвратно, 11076 ранеными и 5136 заболевшими, итого 19840 человек, в том числе 1468 человек офицерского состава, 3048 человек сержантского состава и 15 324 человек рядового состава. Из них было убито: 248 человек офицерского состава, 463 человек сержантского состава и 1930 человек рядового состава; пропало без вести: 20 человек офицерского состава, 39 человек сержантского состава, 214 человек рядового состава; попало в плен: 1 офицер, 2 сержанта и 24 рядовых. Отчёт 57-й армии о потерях за ноябрь 1944 года содержит данные о 2 002 убитых, 214 пропавших без вести и 9 353 раненых. 47)

          Югославские части потеряли около 750 человек безвозвратно и 850 ранеными. В ходе боёв на плацдарме 51-я Воеводинская дивизия потеряла убитыми 416 человек, ранеными — 850 человек, 190 человек пропали без вести. Послевоенные исследования дают большую численность погибших — 646 человек, а число безвозвратных потерь оценивается до 750 человек. 48)

       Согласно сведениям об уроне, нанесённом противнику войсками 3-го Украинского фронта за 1—30 ноября 1944 года, было убито 19 898 человек, взято в плен 6726 человек. Немецкие данные о потерях немецкой 2-й танковой армии за ноябрь 1944 года сообщают о 742 убитых, 2862 раненых и 899 пропавших без вести. 49) К концу ноября 68-й армейский корпус уже проявлял «признаки расстройства», а по данным историка Карла Хниликка войска группы армий «Ф» утратили в боях октября — ноября 1944 года свыше 50 тысяч человек убитыми, ранеными и попавшими в плен. Потери вооружения и военной техники соответствовали оснащению почти 3–4 дивизий. В этой связи командующий группы армий «Ф» генерал-фельдмаршал Максимилиан фон Вейхс предложил расформировать сильно поредевшие части для пополнения оставшихся соединений. Венгерские части по итогам битвы были в основном рассеяны. 50)    В память о сражавшихся на Батинско-Апатинском плацдарме советских и югославских воинах югославы в 1947 году воздвигли возле Батины монумент. 51)

           Важнейшую роль в успешном продвижении 3-го Украинского фронта сыграла Герьенская десантная операция. В ночь с 30 ноября по 1 декабря 1944 года 400 бойцов 83-й морской стрелковой бригады на 10 бронекатерах их состава 1-й бригады речных кораблей Дунайской военной флотилии в сопровождении еще нескольких бронекатеров отряда прикрытия вышли из города Байя, скрытно поднялись вверх по Дунаю. Отряд прикрытия тем временем, выполняя свою задачу, отвлекал на себя внимание врага. Незамеченные противником десантники в первом часу ночи 1 декабря высадились на берег у города Герьена. Пользуясь фактором полной неожиданности, десантники в течение трех часов выбили противника из города. План операции был выполнен — в тылу врага был захвачен плацдарм, угроза удара с которого заставила войска Вермахта на фронте против главных сил 4-й гвардейской армии начать отход. На плацдарм силами флотилии спешно были переправлены 31-й стрелковый корпус, 83-я бригада морской пехоты и части 4-й гвардейской армии. Уже к исходу этого же дня десант соединился с наступавшими частями армии, сломившими сопротивление врага. Развивая успех, 4-я гвардейская армия совершила глубокий обход и замкнула с юга кольцо окружения вокруг будапештской группировки. 52)  

Апатин-Капошварская наступательная операция войск 3-го Украинского фронта                                (7 ноября - 10 декабря 1945 г.)

1 декабря, как и планировалось, начался второй этап Апатин-Капошварской фронтовой наступательной операции. Войска 3-го Украинского фронта маршала Ф. И. Толбухина с захваченного плацдарма начали наступление в районе между озером Балатон и Дунаем. 4-я гвардейская армия совместно с 18-м танковым корпусом и конно-механизированной группой генерала С. И. Горшкова наносила удар в общем направлении на Секешфехервар. 57-я армия наступала на Надьканижу.

В этот день войска 3-го Украинского фронта получили приказ Верховного Главнокомандующего, в котором указывалось: 57-й армии с выходом на рубеж озеро Балатон, Надьканижа, устье реки Мур дальнейшее наступление на запад временно приостановить и прочно закрепиться на достигнутом рубеже. Так как       57-я армия фактически достигла этого рубежа, маршал Ф. И. Толбухин приказал генералу М. Н Шарохину остановить войска и закрепиться. 53)  

Тем временем 4-я гвардейская армия совместно с подвижными соединениями, громя отходившие вражеские части, продвинулась до 100 км в северо-западном направлении и создала угрозу глубокого охвата будапештской группировки противника с юга. По этому поводу бывший командующий группой армий «Юг» генерал-полковник Фриснер писал: «Я вижу большую опасность для Будапешта в прорыве противника между озером Балатон и Будапештом. Если противнику удастся взять высоты в районе Штульвейсенбурга (Секешфехервара), то тогда столица свалится ему с неба, как спелый фрукт». 54)  

Пытаясь предотвратить прорыв наших войск в северо-западном направлении, генерал Фриснер перебросил из-под Будапешта на усиление действовавшей там группировки четыре дивизии на заранее подготовленный оборонительный рубеж между озерами Веленце и Балатон. Для организации обороны туда же был выслан штаб 6-й немецкой армии. 55)  

Благодаря принятым мерам противнику удалось временно остановить продвижение наших войск перед этим рубежом. Переброска вражеским командованием нескольких танковых соединений из-под Будапешта серьезно ослабила левый фланг 6-й немецкой армии. Это позволило войскам 2-го Украинского фронта возобновить наступление в северном направлении, взломать вражескую оборону и выйти подвижными соединениями в долину реки Ипелъ и к Дунаю у Ваца.

Однако наступление войск 46-й армии южнее Будапешта было остановлено противником. В результате этого боевые действия войск 2-го Украинского фронта по окружению Будапешта с запада начали принимать затяжной характер.56) 

         Cеверо-восточнее и севернее города Печ войска 3-го Украинского фронта маршала Ф. И. Толбухина продолжали наступление, с боями заняли более 60 населённых пунктов. Все попытки противника задержаться в опорных пунктах, потерпели неудачу. Советские бойцы наносили гитлеровцам тяжёлые удары и вынуждали их оставлять одну позицию за другой. Части 57-й армии в результате стремительной атаки овладели узлом дорог и сильно укреплённым опорным пунктом Шашд. Развивая наступление, наши части выбили немцев из селения Чикош-Теттеш, находящегося в трёх километрах южнее города Домбовар. За день боёв противник потерял только убитыми до 1500 солдат и офицеров. Захвачено у немцев 29 орудий, 8 шестиствольных миномётов и много других трофеев. 57) 

2 декабря войска 3-го Украинского фронта, продолжали успешное наступление. Советские части, продвигавшиеся на север вдоль западного берега Дуная, в результате стремительного удара овладели важным узлом дорог и городом Сексард.

Другие наши части форсировали реку Дунай северо-восточнее города Сексард и перехватили шоссе, идущее к Будапешту. Гитлеровцы, потеряв единственный удобный путь для отступления, побросали вооружение, технику и разбежались. Развивая успех, советские бойцы заняли город Пакш и город Боньхад.

Севернее города Печ наши наступающие войска после упорных боёв переправились через канал Капош и овладели городом Домбовар, являющимся крупным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны противника. Были захвачены большие трофеи, в числе которых более 50 орудий разных калибров. Советские войска, действующие северо-западнее города Печ, разбили подошедшие резервные части немцев и, продвинувшись по сильно пересечённой местности на 25 километров вперёд, вышли к городу Капошвар — важнейшему узлу железных дорог в юго-западной части Венгрии. Немцы пытались любой ценой удержать в своих руках этот опорный пункт. Советские части с хода ворвались в город Капошвар и овладели им. В ходе боёв противник понес большие потери в живой силе и технике. Только одно наше стрелковое соединение за несколько дней боёв уничтожило 70 орудий и миномётов, 180 пулемётов и много другой военной техники противника. В течение дня, по неполным данным, взято в плен 800 немецких и венгерских солдат и офицеров. 58) 

В Венгрии был создан Венгерский Национальный фронт независимости.59) 

         2 декабря Приказом Верховного Главнокомандующего была объявлена благодарность войскам 3-го Украинского фронта, участвовавшим в боях при прорыве обороны противника, в ходе которых были освобождены Сексард, Капошвар, Пакш, Боньхад, Домбовар, и другие города, а в Москве дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.60)

ПРИКАЗ

Верховного Главнокомандующего

 

Командующему войсками 3-го Украинского фронта

Маршалу Советского Союза 

ТОЛБУХИНУ

 

Начальнику штаба фронта генерал-лейтенанту 

ИВАНОВУ

 

Войска 3-го Украинского фронта, развивая наступление, в течение двух дней овладели окружными и районными центрами Венгрии городами СЕКСАРД, КАПОШВАР, ПАКШ, БОНЬХАД, ДОМБОВАР – крупными узлами коммуникаций и важными опорными пунктами обороны противника, а также с боями заняли более 300 других населенных пунктов.

В боях за овладение городами СЕКСАРД, КАПОШВАР, ПАКШ, БОНЬХАД и ДОМБОВАР отличились войска генерала армии ЗАХАРОВА, генерал-лейтенанта ШАРОХИНА, генерал-майора БИРЮКОВА, генерал-майора БОБРУКА, генерал-лейтенанта МОРОЗОВА, полковника МОШЛЯКА, полковника ЧИЖОВА, полковника ДРЫЧКИНА, подполковника БРАНСБУРГА, генерал-майора ГОРБАЧЕВА, полковника ПЕТРУШИНА; артиллеристы генерал-полковника артиллерии НЕДЕЛИНА, генерал-лейтенанта артиллерии ВОЗНЮКА, генерал-майора артиллерии ЦИКАЛО, полковника БАХАРЕВИЧА, генерал-майора артиллерии РАТОВА, полковника ЛИННИКА, подполковника ЧЕПУРИНА, полковника МИЛЬКОВСКОГО, подполковника РОМАНЦОВА; части и корабли Дунайской военной флотилии вице-адмирала ГОРШКОВА, капитана 2 ранга ДЕРЖАВИНА, полковника СМИРНОВА; танкисты генерал-лейтенанта танковых войск СУХОРУЧКИНА; летчики генерал-полковника авиации СУДЕЦ; саперы генерал-полковника инженерных войск КОТЛЯРА, полковника МАЛОВА, подполковника КОРНЕЕВА; связисты генерал-лейтенанта войск связи КОРОЛЕВА, подполковника СУХИХ. 

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городами СЕКСАРД, КАПОШВАР, ПАКШ, БОНЬХАД и ДОМБОВАР, представить к награждению орденами.

Сегодня, 2 декабря, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Украинского фронта, в том числе частям и кораблям Дунайской военной флотилии, овладевшим городами СЕКСАРД, КАПОШВАР, ПАКШ, БОНЬХАД и ДОМБОВАР, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение городами СЕКСАРД, КАПОШВАР, ПАКШ, БОНЬХАД и ДОМБОВАР.

Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!

Смерть немецким захватчикам!

Верховный Главнокомандующий

          Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

 2 декабря 1944 года [№ 214]

 

3 декабря войска 3-го Украинского фронта северо-восточнее и южнее города Капошвар наши войска развивали успешное наступление. В район боёв немцы подтянули шесть дивизий, переброшенных с других участков фронта. Противник в течение дня неоднократно переходил в контратаки, которые, однако, не имели успеха.

Советские части, наступающие вдоль западного берега Дуная, завязали бои на подступах к городу Дунафельдвар.

Одновременно Дунайская флотилия высадила десант. В тесном взаимодействии с моряками наши части выбили гитлеровцев из города Дунафельдвар. Западнее города Печ советские войска овладели городом и железнодорожным узлом Сент-Леринц, а также с боями заняли ещё более 80 других населённых пунктов. По данным, поступившим из частей было уничтожено свыше 1500 солдат и офицеров противника. Было взято в плен 430 гитлеровцев.61)

  4 декабря войска 3-го Украинского фронта северо-восточнее, западнее и южнее горда Капошвар, наши войска продолжали наступление и с боями заняли более 100 населённых пунктов. Советские части, наступающие вдоль западного берега реки Дунай, разгромили до полка пехоты противника, пытавшегося перейти в контратаку. В боях с 1 по 3 декабря включительно на территории Венгрии войска 3-го Украинского фронта взяли в плен 3.000 немецких и венгерских солдат и офицеров.

Продвигаясь вперёд, наши войска выбили немцев из сильно укреплённого опорного пункта Элесаллаш. Бои шли в 60 километрах южнее венгерской столицы Будапешта. Севернее города Домбовар Бойцы 57-й армии, сломив упорное сопротивление гитлеровцев, продвинулись вперёд на 20 километров и овладели рядом населённых пунктов.

Западнее города Печ противник пытался задержаться на рубежах многочисленных речек. Нанося немцам один удар за другим, наши части сбили их с промежуточных оборонительных рубежей и завязали бои на подступах к городу Сигетвар. По неполным данным, за день боёв уничтожено до 2000 немецких и венгерских солдат и офицеров. Отступая под ударами наших войск, немцы бросили военную технику, снаряжение и военное имущество. Было захвачено также много паровозов и вагонов с различными грузами. В боях за 3 и 4 декабря на территории Венгрии войска 3-го Украинского фронта взяли в плен 2375 немецких и венгерских солдат и офицеров. 62)

         В течение 5 декабря войска 3-го Украинского фронта между озером Балатон (Платтен) и рекой Драва продолжали наступление. В ходе ожесточённых боёв советские части сломили сопротивление противника и овладели узлом железных дорог городом железнодорожным узлом Сигетвар, а также с боями заняли более 120 других населённых пунктов. Преследуя разбитые вражеские части, наши бойцы на ряде участков вышли к озеру Балатон. Немцы были выбиты из крупного населённого пункта и порта Балатон-болгар. Железная дорога, идущая вдоль южного берега озера, в нескольких местах была перерезана нашими войсками.

          Части 57-йармии, наступающие вдоль северного берега реки Драва, с боями продвинулись вперёд на 20 километров. Заняли ряд населённых пунктов и железнодорожных станций. Противник использовал для обороны сильно пересечённую местность и оказывал ожесточённое сопротивление. Немцы непрерывно подводили резервы пехоты и танков и прямо с хода бросали их в бой. Гитлеровцы стремились любой ценой остановить продвижение советских войск. Однако все попытки противника контратаковать наши части заканчивались неудачей. Немцы вновь были отброшены и понесли тяжёлые потери. По неполным данным, за день было уничтожено до 2000 гитлеровцев. Захвачено у немцев 55 орудий разных калибров, 60 пулемётов, более 400 автомашин и повозок, исправный самолёт и много других трофеев. Было взято в плен 750 немецких и венгерских солдат и офицеров. Советские пехотинцы, несмотря на дожди и грязь, неотступно преследовали отходящего противника.

 Немецкие войска, отступающие под ударами Красной Армии, творили дикий произвол в сёлах и городах своего союзника — Венгрии. Гитлеровцы уничтожали не только промышленные предприятия, но и коммунально-бытовые учреждения, а также жилые дома.

В городе Ньиредьхаза немецкие части взорвали, разрушили и сожгли сотни жилых домов. Немцы дочиста ограбили все магазины и уничтожили запасы продовольствия. Они взорвали две крупные мельницы, разрушили консервную и конфетную фабрики и другие предприятия.

Житель города Ньиредьхаза доктор юридических наук Янош Эрэш рассказывал: «Когда стало известно, что немцы намерены взорвать электростанцию, делегация из местных жителей со священником во главе посетила начальника немецкого гарнизона и просила оставить электростанцию в сохранности. Однако просьбы не помогли. Немецкие варвары уничтожили электростанцию». Теперь венгры на собственном опыте убедились в том, что немецкая армия является армией убийц и грабителей, которым чужды всякие человеческие законы. 63)

        6 декабря войска 3-го Украинского фронта продолжал наступление с боями заняли более 50 населённых пунктов. Но между озером Балатон и рекой Дунай противник усилил свои потрепанные войска крупными силами пехоты и танков. Бои неоднократно переходили в рукопашные схватки. Наши войска, продвигаясь вдоль западного берега реки Дунай, стремительной атакой выбили немцев из промежуточного оборонительного рубежа и овладели селением Рацалмаш, расположенным в 50 километрах южнее Будапешта.

         Другие наши части после напряженных боев переправились через каналы Капош и Елупа и разгромили оборону немцев, построенную на северном берегу этих водных преград. Стремясь восстановить положение, противник предпринимал одну за другой двенадцать контратак. Советские пехотинцы и артиллеристы мощным огнем отбили контратаки гитлеровцев и, продолжили теснить противника, заняли ряд населенных пунктов.

К 6 декабря 57-я армия разгромила противостоящие части противника, после занятия города Капошвар, вышла на южный берег озера Балатон и на подступы к крупному городу и нефтеперерабатывающему центру городу Надьканижа.

Между озером Балатон и рекой Драва наши войска с боями продвигались вперед, с боями заняли более 40 населённых пунктов. Северо-западнее города Капошвар советские гвардейские части, преодолев труднопроходимые болота, заняли на берегу озера Балатон крупный населенный пункт и порт Фоньод. Таким образом, почти весь южный берег озера был занят нашими войсками.

 К западу от города Сигетвар попытки немцев закрепиться на рубежах речек и озер были сломлены стремительными ударами советских войск. Противник отступил, бросив технику, вооружение и военные склады. За день боев было уничтожено более 2000 гитлеровцев. Только бойцами Н-го соединения 57-й армии было захвачено у немцев 2 танка, 26 орудий, 40 пулеметов, 50 тягачей, 800 лошадей и другие трофеи. За 6 декабря на территории Венгрии войска 3-го Украинского фронта взяли в плен 1030 немецких и венгерских солдат и офицеров.64)

         В течение 7 декабря войска 3-го Украинского фронта между озером Балатон

и рекой Дунай наши войска продолжали наступление, с боями заняли более 60 населённых пунктов. Немцы с лихорадочной поспешностью вынуждены были перебросить в район боёв свежие силы. За последнее время в Венгрию прибыли 44-я и 71-я немецкие пехотные дивизии из Италии, 271-я немецкая пехотная дивизия с западного фронта и ряд частей из Германии.

Названные дивизии участвовали в боях и уже понесли значительные, потери. В числе пленных, захваченных нашими войсками, много было солдат и офицеров 44, 71 и 271-й немецких пехотных дивизий.

Части 4-й гвардейской армии, наступающие вдоль западного берега реки Дунай, овладели опорным пунктом обороны немцев и железнодорожной станцией Адонь, расположенной в 40 километрах южнее Будапешта. Другие наши части, сломив сопротивление противника, заняли важный узел дорог Эиньинг.

Между озером Балатон и рекой Драва наши войска с боями продвинулись вперёд до 15 километров. В результате обходного манёвра советские части заняли город Барч на северном берегу реки Дравы, а также заняли более 50 других населённых пунктов. Наши войска полностью очистили от противника южное побережье озера Балатон. Отступая в беспорядке, гитлеровцы бросили много вооружения и снаряжения. Наши части, заняв девять железнодорожных станций, захватили много паровозов, вагонов и складов с продовольствием и военными материалами. Все попытки немцев контратаками задержать наступление наших войск, потерпели неудачу. В течение дня было уничтожено до 1400 немецких и венгерских солдат и офицеров. Захвачены у немцев 2 самоходных и 34 полевых орудия, а также большое число пулемётов, винтовок и автоматов. 65)

         8 декабря в Венгрии, между озером Балатон и рекой Дунай, войска 3-го Украинского фронта продолжали наступление и с боями заняли более 40 населённых пунктов. Противник, опираясь на заранее подготовленный рубеж обороны, оказывал упорное сопротивление. Части Н-ского соединения 4-й гвардейской армии, совершив успешный манёвр, вклинились в оборону неприятеля и овладели узлом железных дорог Шарашд.

        У озера Балатон войска 4-й гвардейской армии выбили немцев с узловой железнодорожной станции Лепшень. На этой станции захвачено 80 вагонов с грузами и военные склады. Развивая успех, советские части овладели крупным населённым пунктом Балатонфекаяр, расположенным в 22 километрах юго-западнее крупного венгерского города Секешфехервар.

        Между озером Балатон и рекой Драва противник, стремясь задержать продвижение наших войск, предпринял свыше двадцати контратак. Советские части успешно отбили все контратаки и, нанося врагу ответные удары, заняли более 30 населенных пунктов. За день боев войсками 3-го Украинского фронта было уничтожено до 1500 гитлеровцев. Захвачено у немцев 3 танка, самолет, 22 орудия и другие трофеи. Взято в плен 300 немецких и венгерских солдат и офицеров.
        В Венгрии, у реки Дунай, на сторону Красной Армий перешёл в полном составе 51-й венгерский пехотный полк во главе с командиром полка полковником Батаи. Сдались в плен 29 офицеров и 1390 солдат. Полк передал своё оружие, снаряже-ние, обозы и кухни. Пленный полковник Батаи заявил: «Получив приказ занять оборону, я собрал офицеров на совещание. Обменявшись мнениями, мы решили прекратить бессмысленное сопротивление и всем полком сдаться в плен».66)

               В течение 9 декабря между озёрами Веленце и Балатон войска 3-го Украинского фронта продолжали наступление. Были заняты и отбиты у противника крупные опорные пункты немцев Гардонь и железнодорожную станцию Диниеш, расположенные на южном побережье озера Веленце. В этот день войсками 3-го Украинского фронта было уничтожено до 1500 немецких и венгерских солдат и офицеров. Сожжено и подбито 28 танков и самоходных орудий и 10 бронетранспор-теров. Захвачено у немцев 20 орудий, 46 пулеметов, 2 склада боеприпасов и другие трофеи.

        Южнее города Будапешт советские саперы ночью скрытно от противника навели переправу через реку Дунай. Застигнутые врасплох гитлеровцы подняли тревогу только тогда, когда несколько советских батальонов уже закрепились на западном берегу реки. Спешно подтянув танки и самоходные орудия, противник предпринял ряд контратак. Советские пехотинцы и артиллеристы отбили все контратаки немцев и обеспечили переправу наших основных сил через Дунай. Прорвав оборону противника и развивая успех, советские части, захватившие плацдарм, соединились с нашими войсками, наступающими вдоль западного берега Дуная на север. Немцы выбиты также с железнодорожной станции Сазхаломбатта, находящейся в 18 километрах южнее Будапешта.67)

        Войска 3-го Украинского фронта в ходе Апатин-Капошварской операции к 9 декабря вышли в район к югу от озера Веленце и к озеру Балатон. Здесь, встретив заранее подготовленную оборону противника, они вынуждены были приостановить наступление.68)

         В ходе Апатин-Капошварской операции войска 3-го Украинского фронта к 10 декабря прошли с боями: 57-я армия свыше 100 километров и вышла на рубеж Бабоча, Марцали, южный берег озера Балатон, Шиофок, а  4-я гвардейская  армия пройдя свыше 130 километров вышла на северную оконечность Балатона и в район между Балатоном и озером Веленце.69)

         Противостоящая войскам 3-го Украинского фронта 2-я венгерская армия после начала наступления советских войск и начала Апатин-Капошварской операции, ввиду больших потерь была расформирована, а в ходе операции против советской 4-й гвардейской армии была развернута оборонявшаяся по Дунаю 3-я венгерская армия (командующий генерал-полковник Каройи Берегфи), которая к началу декабря также оказалась разбитой. По воспоминаниям генерала Ганса Фриснера, полностью были уничтожены две пехотные дивизии и речная бригада моряков из её состава.70)

          Только на спешно подготовленном оборонительном рубеже Балатон — Веленце немецким войскам удалось задержать советское наступление. Для этого командованию группы армий «Юг» пришлось перебросить в этот район из Будапешта 4 немецкие дивизии, в том числе танковые. Поскольку на обоих направлениях обе армии 3-го Украинского фронта вышли к мощным оборонительным рубежам противника, которые уже были заняты его войсками, для их прорыва требовались накопление сил, перегруппировка и пополнение боеприпа-сами маршал Ф.И. Толбухин принял решение об окончании наступательной операции. С 10 декабря войска 3-го Украинского фронта перешли к обороне. Апатин-Капошварская наступательная операции войск 3-го Украинского фронта была завершена.

           Таким образом, в Апатин-Капошварской операции советским войскам 3-го Украинского фронта удалось сковать и ослабить значительные силы 2-й венгерской армии, а на завершающем этапе операции разгромить её. Была обеспечена безопасность левого фланга наступавших на Будапешт войск 2-го Украинского фронта. Более того, 3-й Украинский фронт глубоко охватил с юга весь Будапештский оборонительный район и создал условия для его окружения. Были освобождены около 10 городов и свыше 500 мелких населенных пунктов, важные промышленные районы. Был занят важный исходный район для удара по окружению Будапешта. 71)

           Апатин-Капошварская операция войск 3-го Украинского фронта (4-я гв., 57-я армии, 17-я воздушная армия), проходила с 7 ноября по 10 декабря 1944 года и продолжалась 34 суток. Боевые действия проходили на территории Венгрии и охватили области Баранья, Тольна, Шомодь и южные районы области Фейер. Потери войск 3-го Украинского фронта составили: безвозвратные — 6790 (3,3 %), санитарные — 25460, всего — 32250 военнослужащих, среднесуточные потери составили — 948 человек. 72)

         Бои на южном направлении и придунайской низменности Венгрии носили ожесточённый характер. Только за форсирование реки Дунай и захват плацдармов у Батина и Апатина по данным Объединённой базы данных ОБД «Мемориал», «Подвиг народа» и «Память народа» 35 воинам 3-го Украинского фронта было присвоено высокое звание Героев Советского Союза. 73)

         В начале декабря 1944 года советское Главное командование пришло к выводу, что силами только одного 2-го Украинского фронта не удастся решить задачу по разгрому непрерывно усиливавшейся будапештской группировки противника. Было решено объединить усилия обеих фронтов в рамках единой операции и значительно усилить 3-й Украинский фронт за счет 2-го Украинского.74)

             Оценив сложившуюся обстановку, Ставка 12 декабря поставила новые задачи войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов — на дальнейшее развитие наступления с целью разгрома будапештской группировки противника и овладения столицей Венгрии. Войскам 3-й Украинского фронта было приказано нанести главный удар из района озера Веленце в направлении Бичке с задачей выйти на южный берег Дуная и отрезать пути отхода будапештской группировки противника на запад. Частью сил было приказано наступать на Будапешт с запада и во взаимодействии с левым крылом 2-го Украинского фронта овладеть им. В интересах лучшего управления войсками в операции, проводимой силами двух фронтов, и достижения поставленной цели Верховный Главнокомандующий директивой от 12 декабря передал в состав 3-го Украинского фронта из состава 2-го Украинского фронта         46-ю армию под командованием генерал-лейтенанта И.Т. Шлемина, действовав-шую за Дунаем. После соответствующей перегруппировки и пополнения войск с 20 декабря оба фронта, а именно 3-й Украинский фронт начал Секешфехервар-Эстергомскую наступательную операцию (20 декабря 1944 г.– 13 января 1945 г.), а 2-й Украинский фронт Эстергом-Комарноскую наступательную операцию (20 декабря 1944 г. – 15 января 1945 г.) и непосредственно штурм Будапешта (27 декабря 1944 г. – 13 февраля 1945 г.), вновь перешли в наступление, действуя уже совместно в рамках Будапештской стратегической наступательной операции.75) Данные операции уже опубликованы на сайте «Почта Полевая» и в первом томе «Книга памяти. Венгрия.» 76)

 

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников.

 

Профессор Академии Военных наук Российской Федерации,

Почётный магистр Российской Академии Естественных наук,

Член президиума Ассоциации историков Второй мировой войны,

полковник запаса

                                                                  © Владимир Семидетко

07 ноября 2021 15:05 107
0
0