Русская Императорская армия
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / Русская Императорская армия / Боевая подготовка в русской армии в начале XIX века
Боевая подготовка в русской армии в начале XIX века
Главнокомандующий Михаил Кутузов перед войсками

До 1805 – 1807 годов русская армия продолжала жить по павловским пехотному и кавалерийскому уставам. «Для рассмотрения положения войск и устройства оных» императорским указом в 1801 году учреждается специальная комиссия, но ей было запрещено «касаться строевого учения и школьной тактики». Правда, в 1804 году издается Устав воинский Петра I, что свидетельствует о практическом использовании войсками и в это время многих статей петровского устава, касающихся полевой и гарнизонной службы. Устав воинский Петра I издавался в начале XIX века шесть раз – в 1804, 1808, 1810, 1814, 1820 и 1826 годах. В 1803 году было внесено изменение в павловские правила строевой пехотной службы, касающееся только величины шага: «Шаги в аршин, тихим по 75 шагов в минуту, а скорым той же меры по 120». В 1808 году приступили к разработке военного устава.
     
Опыт боевых действий 1805 – 1807 годов настойчиво требовал пересмотреть внутреннюю организацию войск, уставы и наставления, ввести боевой порядок, сочетавший действия рассыпного строя с колонным, обучить войска суворовским штыковым ударам и прицельной стрельбе. Новые явления военного искусства внедрялись в практику боевой подготовки войск весьма нерешительно. Шла борьба между новым и старым, поддерживаемым реакционными генералами во главе Александром I. В уставах эта борьба отражалась таким образом, что сохранялось старое и вводилось новое.
   
Война с непоколебимостью отметала старое, отжившее. Русские войска на поле боя, учитывая горький опыт поражения под Аустерлицем, вопреки павловским уставам применяли новую тактику. Однако отжившие уставы, устаревшая тактика лежали в основе боевой подготовки войск.

Речь пойдет об уставе, который был издан в 1811 году. Итак, в 1811 году издается Воинский устав о пехотной службе. В устав наряду с положениями, заимствованными из прежних уставов, вошло много новых положений по боевой подготовке войск. В нем представлена попытка уменьшить наказания солдат при обучении. От офицеров устав требовал при обучении разъяснять каждому солдату просто и без наказания, показывая, что и как исполнять. Строгость при обучении употреблять только для нерадивых, но и тут поступать с умеренностью и осторожностью. Стараться также «доводить солдата, чтобы почитал за стыд и самое малейшее наказание».

Багратион в Бородинском сражении

В устав 1811 года введено положение «Об обучении стрелять в цель». Прежние уставы недооценивали стрельбу в цель, хотя, как известно, великий Суворов не раз указывал на большую роль в бою прицельного огня. Устав свидетельствовал, что успех в военных действиях во многом зависит от умения цельно стрелять, и требовал в учебное время унтер-офицеров и солдат в полку обучать стрелять в цель, употребляя для этого большую часть пороха. Каждая рота должна иметь список лучших стрелков. Каждый батальон должен обзавестись деревянными щитами в 2 м длиной и 71 см шириной, выкрашенными в черный цвет с двумя белыми полосами шириной 18 см (одна полоса – вверху щита, вторая – посередине). Солдат учить стрелять в нижнюю полосу щита с расстояния 85 и 170 м, а в верхнюю полосу – с расстояния более 200 м. И, наконец, устав требовал обучать войска действию в колоннах, смыканию взводных колонн на полувзводные дистанции и в густую колонну.
   
В целом Воинский устав о пехотной службе 1811 года представлял собой значительный шаг вперед по сравнению с прежним уставом. Изданный перед войной 1812 года он сыграл положительную роль в подготовке войск.
   
17 июля 1812 года войска второй армии Багратиона получили «Наставление господам пехотным офицерам в день сражения». Наставление в основных вопросах ведения боя значительно опередило устав 1811 года. Оно отражало передовую русскую военную мысль, неразрывно связанную с великим русским полководцем и военным теоретиком А. В. Суворовым.
   
Наставление требовало к духу смелости и отваги непременно стараться присоединить твердость в продолжительных опасностях и непоколебимость. «Сия-то твердость, сие-то упорство всюду заслужат и приобретут победу. Упорство и неустрашимость больше выиграли сражений, нежели все таланты и все искусство». Здесь же говорилось о качестве, которым должны обладать офицеры, об отношении офицера к солдату. При справедливом отношении к солдату офицер может легко заслужить «почтеннейшее для военного человека название «друг солдата»».
   
Наставление решительно требовало от войск вести прицельный огонь. Строй стрелков, находившихся перед фронтом, оно прямо называет цепью. Офицер, под командой которого находятся стрелки, если позволяет местность, должен скрывать своих стрелков. Наставление рекомендовало применять «малоизвестную форму строя» – цепь стрелков с сомкнутым резервом позади одного из флангов. При отступлении стрелков противник неизбежно наталкивался на огонь резерва. В Наставлении говорилось об атаках колоннами. От офицера оно требовало не довольствоваться одной перестрелкой, а находить удобный случай, чтобы ударить в штыки, и пользоваться им, не дожидаясь приказания. 
Примечательным в «Наставлении господам пехотным офицерам в день сражения» являлось также прямое указание не производить при обучении войск ненужных упражнений – «прежние излишние учения, как то: многочисленные темпы ружьем и прочие уже давно отменены». 
   
Следует подчеркнуть, что Наставление пронизано требованиями проявления инициативы, смелости и решительности. Оно отводит первенствующее значение в бою моральному фактору.

Габриэль Цобехия
13 июня 2017 00:00 1455
0
0