Русская Императорская армия
Рекруты и кантонисты в русской армии
«Проводы новобранцев». Художник Н.К Пимоненко

С 1801 года с началом правления Александра I вооруженные силы не подвергались каким-либо значительным преобразованиям. Если в то время и проводились реформы, то они касались больше внешней стороны.
     
Русская армия, предназначенная, как говорилось в императорском указе 1801 года, «для внешней обороны и сохранения внутренней тишины», комплектовалась путем рекрутских наборов. Рекрутские наборы тяжелым бременем ложились на население: рекруты, взятые в армию, совсем отрывались от сельского хозяйства, от семьи, поскольку служба продолжалась 25 лет. В XVIII веке было произведено 72 рекрутских набора, число рекрутов превышало 2 млн человек.
     
К 1800 году ежегодная потребность в рекрутах определялась для сухопутных войск (их было около 400 тыс.) в 25 тыс. человек. Население, обязанное поставлять рекрутов, насчитывало около 16 млн человек. При ежегодном наборе по одному рекруту от 500 душ армия получала до 32 тыс. рекрутов. Этого количества рекрутов было достаточно для сухопутной армии и флота. Рекрутов поставляли в возрасте от 17 до 35 лет и ростом не ниже 2 аршин и 4 вершков (1,6 м) и от 19 до 37 лет, ростом 2 аршина и 3,5 вершка (1808 – 1810 гг.), а в 1811 году – от 18 до 37 лет, ростом 2 аршина и 3 вершка (1,55 м), в 1812 году – от 18 до 40 лет и ростом не ниже 2 аршин и 2 вершка (1,5 м).
   
При Александре I с 1802 по 1825 год было произведено 18 рекрутских наборов, при этом общее количество рекрутов составляло почти 2 млн  человек рекрутов от 16,5 млн человек населения, несшего «рекрутскую повинность натурою».

Чтобы облегчить крайне тяжелую для населения рекрутскую повинность и иметь обученный резерв, уже в это время предлагаются проекты сокращения срока службы и даже проекты введения всеобщей воинской повинности. В 1810 году Государственный совет принял решение о сокращении службы с 25 до 15 лет, осуществить его в силу многих причин не удалось. В выходившем тогда «Военном журнале» был поставлен вопрос о введении личной обязательной воинской повинности со сроком службы 7 лет для казенных, или государственных, крестьян, находившихся в крепостной зависимости не от помещика, а от государственной казны (по данным 1835 года, они составляли более 1/3 всего крестьянского населения). В журнале говорилось, что «крестьянин, отслужив свой срок, возвратится в свой дом совершенно искусственным солдатом и в случае чрезвычайного положения будет вновь готов идти против врага в защиту отечества и что через некоторое время почти не будет казенного крестьянина, который не служил бы солдатом и, следовательно, не был бы готов к несению службы». Но этот проект в силу ряда обстоятельств не был принят. Солдат, принявший присягу, уже не считался крепостным, он служил государю и был его человеком. Неизвестный автор «Мысли о военном поселении пехоты» писал, что было бы выгоднее установить для солдата действительную службу в шесть лет, чтобы рекрутские наборы делать через каждые шесть лет «и потом прослуживших свой срок распускать на свою родину, набирая других… дабы сим средством привести весь народ в воинственное состояние и через то иметь в нем общее военное депо (резервы на случай военных обстоятельств)». Но это невозможно, продолжает автор, главным образом потому, что помещичьи крестьяне, или дворовые люди, прослужив в армии и возвратившись к ним в имения, «не будут им повиноваться», т.е. не будут обрабатывать барскую землю.

"Проводы рекрутов". Художник Л.И. Соломаткин 

Кроме рекрутов в армию нижними чинами зачислялись юноши – дети солдатские, закончившие солдатские гарнизонные школы. Ими заполнялось значительное число унтер-офицерских должностей. Солдатских детей, или военных кантонистов, стали обучать грамоте и ремеслу при полках и батальонах еще при Петре I. В 1732 году был объявлен указ, в котором устанавливалось, кого брать в школы и каковы цели обучения. В указе говорилось, что обучение солдатских детей в школах при гарнизонных пехотных полках принесет пользу государству и даст «в рекрутах облегчение». В школы принимались дети от 7 до 15 лет. Указ повелевал в школы и на службу зачислять служилых чинов детей (офицерских не из шляхетства, драгунских и солдатских, а также прежних служб: рейтарских, городовых казаков, стрельцов, приставов, рассыльщиков и пр.), родившихся во время нахождения отцов их на службе; это считалось обязательным.
   
В 1774 году в школы разрешено было принимать детей бедных дворян. С течением времени происходят различные изменения, касающиеся приема, возраста принимаемых, преподаваемых наук. Было разрешено родителям и родственникам оставлять детей, подлежащих зачислению в школы, у себя и брать из школ, если пожелают, но они обязаны были обучать их тому, чему учили в школах, а по достижении 15-летнего возраста отправлять на службу в полки. 
   
В 1798 году Павел I основал в Гатчине императорский сиротский дом с двумя отделениями: отделение для благородных детей (детей дворян и всех штаб и обер-офицеров, «коих родители скончали дни, служа отечеству», а также для детей тех родителей, «коих отцы, хотя продолжают военную или гражданскую службу, но состояния скудного») и отделение для солдатских детей. Обучение в школах устанавливалось до 18 лет.
    
Численность военных кантонистов все время возрастала. В 1721 – 1732 годах их было 3 – 4 тыс. человек, в 1758 году – 6 тыс., в 1765 году – 10 тыс., в 1797 году – 12 тыс., в 1798 году – 17 тыс., в 1812 году – до 39 тыс. человек. В 1820 году насчитывалось военных кантонистов в военно-сиротских отделениях 60 тыс. человек, в том числе военных кантонистов, находившихся в рядах армии.
     
С организацией военных поселений дети жителей округов военных поселений стали считаться также военными кантонистами, в связи с чем численность их значительно возросла. В 1825 году военных кантонистов значилось 150 тыс. человек.

Габриэль Цобехия
24 ноября 2016 00:00 1363
0
0