Русская Императорская армия
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / Русская Императорская армия / Изменения в боевой подготовке войск во второй половине XIX века
Изменения в боевой подготовке войск во второй половине XIX века
Американский броневой поезд, 18 мая 1861

За 20 лет после Крымской войны в боевой подготовке русских войск произошли значительные изменения. Они объяснялись влиянием отмены крепостного права и введения всеобщей воинской повинности, опыта Крымской войны и взятия на вооружение армии нового, технически более совершенного оружия (ружье, винтовка Бердана, нарезная артиллерия).  Большую роль в развитии русской тактической и военной мысли вообще, а  также в обучении войск сыграл опыт проведенных войн: итало-франко-австрийской 1859 года, гражданской войны в США 1861-1865 годов. Например, в области военной стратегии благодаря появлению железных дорог, оказавших влияние на характер развертывания войск, на их быструю доставку на театр военных действий, резко возросла возможность маневра с целью сосредоточения сил на решающем направлении.
     
Произошли перемены и в тактике: в ведении боя все большее значение приобретали огонь и новые тактические формы, связанные с широким применением стрелковых цепей. Увеличилось поле деятельности пехоты. От пехотинца требовались большая самостоятельность и инициатива; в результате увеличивается и подвергается изменению одиночная подготовка. Одиночное обучение в условиях сомкнутого строя (в колоннах, линиях) было направлено на то, чтобы добиться у воинов однообразия действий, например, в маршировке, ружейных приемах, стрельбе. Одиночное обучение в условиях действия в боевой цепи призвано было подготовить солдат к более или менее самостоятельным действиям, выработать у них находчивость, предприимчивость. При сомкнутом строе механическое обучение, однообразие, муштра и педантизм внешне как бы оправдывались, т.е. сам строй служил прикрытием для реакционных генералов, рассматривавших солдат как механизм, артикулом предусмотренный. Изменения в характере боя потребовали обучать войска больше не для парадов и царских смотров, а тому, что нужно на войне. Военные реформы 60-70-х годов, хотя и не полностью осуществленные, приблизили обучение к характеру боевых действий (маневры, практические стрельбы, саперные работы). В армии стали уделять внимание обучению грамоте, физической подготовке, вводятся гимнастика и фехтование.
   
В 1862 году Д. А. Милютин в своем очередном докладе писал: «Совершенствование армии основано преимущественно на образовании единиц, ее составляющих, на развитии их природных способностей, не только физических, но и умственных». Однако, несмотря на усилия передовых военных деятелей, к началу русско-турецкой войны войска не были полностью охвачены новой системой обучения и боевой подготовки. Отдельные нововведения осуществлялись половинчато. Царь и его окружение, носители плац-парадов и муштры, держались за старое, понимая под предлагаемыми реформами лишь некоторые обновление старых порядков. «К сожалению, – пишет Милютин, – государь, имея наклонность к поддержанию прежних традиций, хотя и радовался успехам войск в настоящем тактическом образовании, в то же время, однако ж, требовал и строгого соблюдения стройности и равнения на церемониальном марше, точного соблюдения на разводах, церковных парадах и других церемониях всей прежней мелочной формалистики. Одно какое-нибудь замечание государя за пустую ошибку или неровность шага, недостаточно «чистое» равнение парализовало все старания придать обучению войск новый характер, более соответственный истиной пользе и условиям войны».

6-линейная винтовка образца 1856 года

В 60-70-х годах пехота еще продолжала делиться на стрелковую, предназначенную для ведения огневого боя, и линейную, предназначенную для ведения главным образом штыкового боя. Почти весь высший командный состав отводил действиям линейной пехоты в сомкнутых строях первенствующее значение. «Атака сомкнутыми частями, – говорилось в уставе, изданном перед войной, в 1875 году, – должна быть сколь возможно подготовлена огнем цепи; поэтому перед началом атаки цепь должна быть не только выслана, но и возможно усилена, огонь ее должен быть самый учащенный». Стрелковую цепь рассматривали лишь как вспомогательную к сомкнутому строю. Предпочтение отдавалось огню залпами из сомкнутых линий и колонн и их штыковому удару.
     
В пехоте тактической единицей был батальон. Тогда же вместо строя батальонов появился строй поротно с широким применением боевых стрелковых цепей. Боевой порядок пехоты состоял из двух линий батальонов и резерва. Батальоны первой линии обычно строились в две линии рот, имея впереди стрелковую цепь (стрелковую роту). Батальоны высылали в цепь (в случае команды «рассыпаться!»), от каждой линейной роты – полувзвод (рота состояла из четырех взводов). Когда батальон располагался развернутым фронтом (строем) и поротно в две линии, то высылался в цепь полувзвод от каждой роты первой линии. Как батальон, так и рота (линейная) строились в две шеренги развернутым фронтом, колоннами взводными, полувзводными, по отделениям и в каре; в цепь от роты высылался один полувзвод; все остальные подразделения роты находились шагах в 300 от цепи. В цепи – рассыпном строю единицей считалось стрелковое звено из четырех человек. Стрелки при наступлении приближались к противнику перебежками (в 25 – 30 шагов) от укрытия к укрытию и, когда до противника, занимавшего позиции, оставалось 50 – 100 шагов, бросались по команде в штыки. При подходе сомкнутых подразделений противника к цепи ее стрелки очищали фронт и становились на фланге, продолжая вести огонь.

Стрельбе придавалось большое значение. Обучение стрельбе, как говорилось в Наставлении 1870 года, преследовало цель, «чтобы каждый обучающийся достиг умения производить меткий боевой выстрел». Однако дальность стрельбы для линейных рот была ограничена. Стрелковые части обучались стрельбе на 1200 шагов, линейные – на 600 шагов. Стрельба из сомкнутого строя залпами велась на дальность прямого выстрела – 300 – 400 шагов. По уставу 1875 года стрельбе залпами в огневом бою отводилось, собственно, главное место; допускалась стрельба залпами целым развернутым батальоном, при этом огонь велся на 300 – 400 шагов. Сомкнутый батальон представлял собой хорошую мишень для стрелков противника, которые вели огонь из укрытий.
   
Таким образом, несмотря на ряд проведенных мер, значительно улучшивших боевую подготовку войск, русская армия перед русско-турецкой войной оказалась недостаточно подготовленной.

Габриэль Цобехия
29 сентября 2016 00:00 1347
0
0