От Руси до Московии
Сожжение Москвы
Тохтамыш под Москвой

Победа на Куликовом поле изменила военно-политическую ситуацию на Руси, но не привела к избавлению от набегов и поборов. На месте Орды Мамая было образовано новое государство во главе с чингисидом Тохтамышем. После того как он возвестил о своем воцарении в Золотой Орде, русские князья послали к нему послов с подарками. Но Тохтамыш желал восстановления ханской власти в полном объеме и после поражения «узурпатора Мамая» желал восстановить пошатнувшийся воинский престиж Орды.
     
В мае 1382 года войска Тохтамыша переправились через Волгу и вторглись в пределы русских княжеств. Нижегородский и рязанский князья, чьи уделы при вторжениях немедленно становились заложниками покорности, послали Тохтамышу богатые подарки и иные выражения признания ханской власти. «Отложился» от недавнего союза и Тверский князь. Вскоре Тохтамыш переправился через Оку и взял Серпухов. Дмитрий Иванович Донской, не имевший после недавней тяжелой битвы большого профессионального войска, с дружиной вынужден был уйти из Москвы в Кострому, надеясь на успешное «осадное сиденье» в «белом городе» небольшого гарнизона и жителей. После отхода великого князя в Москве произошел бунт, наступило безвластие. Митрополит Киприан и великая княгиня с княжескими детьми с трудом смогли уехать из осажденного  города. Бегство митрополита отрицательно сказалось на положении в городе, впоследствии великий князь открыто высказал ему это и отправил прочь – в Киев. Торговые склады и дома богатых людей были разграблены, чернь пьянствовала.
   
23 августа монголо-татарские разъезды появились у стен Москвы. Жители встречали их со стен бранью и насмешками. Получив ответ, что «Князя во граде нет», разъезды скрылись в обступавших Москву лесах. Жители города, решив, что подобный эффект произвели высокие стены кремля и выстрелы новых тогда «тюфяков», праздновали победу. Каково же было удивление большинства из них, когда утром 24 августа к стенам вышли основные силы Тохтамыша. После перестрелки татары пошли на штурм города, надеясь взять город с ходу, воспользовавшись отсутствием великого князя и его сил. Однако горожане отбили все приступы с большим уроном для атакующих. Ордынцев обстреливали из «тюфяков», самострелов, поливали кипящей водой и смолой. Стены благодаря достаточному количеству защитников и средств защиты были неприступны. 25 августа противник пошёл на второй штурм, но и его отразили. 

Великий князь Дмитрий Донской

Войско Тохтамыша понесло значительные потери и не могло тратить время на осаду; в этот момент князья Дмитрий и Владимир Серпуховский собирали войска, крестьяне собирались в отряды и нападали на врага, ситуация с каждым днём менялась не в пользу татарского войска. Тохтамыш решил применить военную хитрость. 26 августа через суздальских князей –  они были родными братьями жене московского великого князя – великой княгине Евдокии он предложил горожанам почётный мир при условии, что татарское посольство впустят в Москву. Верить врагу и предателям было очень глупо, но пьяная толпа (горожане уже несколько дней были пьяны) приняла условие Тохтамыша. Князья Василий Кирдяпа и Семён принесли клятву на кресте. 
   
Татарское посольство вышли встречать князь Остей, духовенство, знатные и простые люди. Защиту ворот не обеспечили. Татарское посольство проникло в город, а за ним бросилось и остальное вражеское войско, началась бойня. Первым был зарублен князь Остей. За ним стали рубить священнослужителей и прочий люд. Горожане были застигнуты врасплох и не смогли организовать сопротивление, по всему города шли  резня и грабеж. Татары захватили великокняжескую казну, огромное число ценностей, город выжгли. С попытками кое-как организованного сопротивления было покончено. Кочевые сотни ворвались в город, другие заклинили ворота, чтобы те невозможно было закрыть, раскрыли и ворота запертые. Тысячи пеших воинов устремились на стены: здесь, в коротком, но жарком бою пали многие безымянные защитники Москвы. Другие искали спасения в церквях, но Тохтамыш, озлобленный потерями и вызывающим поведением москвичей, велел поджечь церкви. В церквях сгорели десятки тысяч древних книг и летописей, а Москва к тому времени имела их крупнейшее собрание. 

С жителями сданного города обошлись предельно жестоко: всё население было вырезано, сожжено или уведено в плен. Когда великий князь московский и владимирский Дмитрий Иванович вернулся в Москву, то увидел только «дым, пепел, землю окровавленную, трупы и пустые обгорелые церкви». По словам одного из летописцев, князь платил могильщикам по 1 рублю за 80 погребенных тел, а всего выплатил 300 рублей. По этим сведениям похоронили 24 тысячи человек.
 
Сожжение Москвы, гибель тысяч жителей стали тяжким ударом для великого князя Дмитрия Донского. Он умер в еще не отстроенной, сирой Москве в неполные 39 лет, 19 мая 1389 года.

Габриэль Цобехия
03 апреля 2017 00:00 1019
0
0