От Руси до Московии
Главная / Служу Отечеству! / Военная история / От Руси до Московии / Освобождение Москвы от польских интервентов
Освобождение Москвы от польских интервентов
Художник Песков. Воззвание Минина к нижегородцам

1610 год. Продвигаясь к Москве, поляки в середине июля заняли Можайск. К концу месяца они подошли к самой столице и расположились на Хорошевских лугах. Одновременно Сапега и самозванец, бежавшие ранее из Тушина в Калугу, начали движение на Москву и в июле заняли Коломну.

Боярская верхушка («семибоярщина» – семь московских бояр) в этот тяжелый для России час вместо организации всех сил на борьбу с врагом пошла на прямую измену русскому народу. Она низложила Василия Шуйского, заключила договор с поляками и признала царем польского королевича Владислава. Эта измена дала возможность всего лишь 3,5 тыс. поляков и 800 немецким наемникам беспрепятственно войти в Москву в ночь на 21 сентября 1610 года. 

Отход части дворянства от борьбы с поляками и прямое предательство не сломили волю народа. Недовольство захватчиками продолжало нарастать. Ширилось подлинно всенародное движение, направленное на освобождение родины от польских феодалов, попиравших свободу россиян. Это движение набрало большую силу к осени 1611 года. Патриарх Гермоген, заточенный поляками в подземелье, во все концы России рассылал грамоты с призывом к восстанию против захватчиков. В Нижнем Новгороде земский староста, мелкий торговец Кузьма Минин обратился к народу с горячим призывом ополчаться против врагов русской земли.

Земский староста К. Минин, по словам современников, отличался честным и справедливым характером: «...родом не славен, но смыслом мудр, смышлен и язычен (красноречив)». Он занимал по тому времени важный и почетный пост в Нижнем Новгороде – ведал сбором налогов, вершил судные дела. Авторитет Минина среди горожан был чрезвычайно высок, и он полностью его использовал при организации народного ополчения. Как в древние времена, собрались нижегородцы на вече, на котором Минин произнес знаменитую речь: «Православные люди, похотим помочь Московскому государству, не пожалеем животов наших... И такая хвала будет всем нам от Русской земли, что от такого малого города, как наш, произойдет великое дело. Я знаю, только мы на это подвинемся, так и многие города к нам пристанут, и мы избавимся от иноплеменников».

По призыву веча были собраны деньги, на которые снаряжалось пятитысячное ополчение, вошедшее в историю под именем Второго народного ополчения. Начальником его был избран опытный воевода, уже доказавший преданность своей родине в борьбе с поляками князь Дмитрий Пожарский. К Нижнему Новгороду примкнули Вологда, Ярославль и другие города. Дело, начатое нижегородцами, нашло отклик во всем русском народе. Прозорливым оказалось предсказание Минина, и недаром в то время родилась народная поговорка «Новгород Нижний – сосед Москве ближний».

В ратники ополчения вступили крестьяне, холопы, посадские и служилые люди – стрельцы, пушкари, казаки. Вместе с русским народом в ополчение вливались народы Поволжья – марийцы, татары, чуваши и другие. Был создан «Совет всея земли», где главную роль играли представители посадов, мелкого служилого дворянства и казаков. Ополчение обрело положение вооруженной силы и своего рода государственной власти.

Минин и Пожарский

Первоначально князь Пожарский планировал подойти к Москве через Суздаль и разгромить польский гарнизон. Но когда выяснилось, что авантюрист И. Заруцкий относится враждебно к ополчению, было решено подготовить базу для наступления и изменить маршрут движения. С этой целью Пожарский направил в Ярославль, захваченный в феврале казаками Заруцкого, конный отряд из 700 человек во главе с Д.И. Лопатой-Пожарским, который очистил город. В освобожденный Ярославль двинулись силы ополчения и прибыли туда в марте 1612 года. Здесь они простояли четыре месяца, принимая пополнения, совершенствуя свою организацию. Патриоты русской земли отлично понимали, что без хорошо организованного и подготовленного войска чужеземные рати не выбить со своей земли.

Ополченцам выплачивалось жалованье от 30 до 50 рублей по должностному, а не по сословному принципу. В отличие от Первого ополчения Пожарский создал стройную военную организацию. Пешие ратники объединились в полки, а конные – в сотни. Воеводам полков предписывалось проводить обучение ратников, следить за соблюдением воинской дисциплины, а самим военачальникам – быть образцом справедливости по отношению к ополченцам и горожанам. В Ярославле организовали производство холодного оружия – копий, бердышей, рогатин. Свозили в город наряд и порох для «огненного боя». Из Ярославля выезжали отряды ополчения, которые очищали путь к Москве от поляков и их приспешников. Благодаря тщательной и всесторонней подготовке русское народное ополчение численностью свыше 20 тыс. человек оказалось сильнее противника.

Заруцкий продолжал противодействовать Пожарскому. Во второй половине июня, когда князь осматривал пушки на сборном пункте, подосланные Заруцким казаки Обрезок и Стенька с сообщниками пытались зарезать Пожарского. Стенька, пользуясь толчеей, нанес удар ножом, однако сопровождавший Пожарского казак Роман заслонил собой воеводу, – убийца целил в живот, но смог поранить только ногу князя. На допросе он признался и назвал инициатора покушения. Пожарский отменил смертную казнь, которой хотели предать изменников. Их послали в тюрьму, а затем взяли с собой в поход на Москву: пригодятся, чтобы уличить Заруцкого.
В июле 1612 года значительная часть ополчения двинулась из Ярославля и 20 августа вступила в Москву, расположившись в районе Арбата. И. Заруцкий, узнав о приближении ополчения, бежал в Коломну и затем с М. Мнишек и ее сыном направился в Михайлов.

Изгнание польско-литовских интервентов из Кремля

В это время к Москве на помощь осажденным полякам шел с 12-тысячным войском Ходкевич. 21 августа он подошел к городу и остановился на Поклонной горе. Пожарский, чтобы преградить путь противнику в Кремль, где находился четырехтысячный гарнизон, стал на левом берегу у Крымского двора. Главные силы под командованием Пожарского располагались на наиболее ответственных участках – в районе Арбатских, Тверских и Никитских ворот. Правый и левый фланги, у Петровских и Чертольских ворот, также прикрывались отрядами ополчения. Всего под Москвой находилось до 10 тыс. русского войска, из них – 2,5 тыс. казаков Д. Трубецкого.

В ночь на 22 августа противник перешел бродом реку Москва против Новодевичьего монастыря и стал готовиться к наступлению с намерением нанести главный удар в районе Чертольских ворот, сломить сопротивление ополчения и соединиться с отрядом, засевшим в Кремле.

Разгадав замысел противника, Пожарский выдвинул в район Новодевичьего монастыря сильный конный отряд и сосредоточил пешие войска в укреплениях земляного вала. Сражение началось утром 22 августа и продолжалось около семи часов. Значительное превосходство в коннице позволило интервентам оттеснить ополченцев к стенам Белого города. Здесь было множество рвов, и Пожарский приказал своим конникам биться в пешем строю.

Вражеские войска полковника Н. Струся, находившиеся в Кремле, пытались атаковать русских с тыла. Однако их атака была успешно отражена отрядом, заранее выделенным для этой цели. Одновременно пять конных сотен, предусмотрительно направленных Пожарским на усиление отряда Трубецкого и находившихся на правом берегу р. Москвы, а также часть его казаков по собственной инициативе переправились вброд через реку и нанесли удар по флангу польско-шляхетских войск. Перед выступлением казаки упрекнули Трубецкого: «В твоей нелюбви Московскому государству и ратным людям (Пожарского) пагуба только чинится. Почему не помогаешь погибающим?» И этот внезапный удар решил исход сражения. Вражеские войска вынуждены были отступить на Воробьевы горы, откуда намеревались в дальнейшем пробиваться в Кремль со стороны Замоскворечья.

Поляки в русском плену

Весь день 23 и ночь на 24 августа обе стороны готовились к предстоящему сражению. Определив вероятное направление удара противника, Пожарский приказал отрядам ополченцев, находившимся у Петровских, Тверских и Никитских ворот, передвинуться к реке Москва. Одна треть войск (пехота, конница и часть артиллерии) была переправлена на правый берег реки в Замоскворечье. На рассвете 24 августа шляхетские войска атаковали ополченцев на правом берегу Москвы. Вначале им удалось овладеть важным укреплением русских – Климентовским острожком, но вскоре ополченцы стремительной контратакой выбили противника из укрепления и нанесли ему большие потери.

Не менее упорный бой разгорелся на полуразрушенных стенах Земляного города. Но превосходящие силы врага заставили ополченцев отойти к реке. На помощь сражавшимся Пожарский двинул резервные войска. Четыре конные сотни под начальством Минина в сумерках переправились через реку в районе Крымского двора (у Крымского брода) и нанесли удар по интервентам с фланга. Одновременно русская пехота атаковала с фронта. Противник не выдержал удара и побежал к своему лагерю. Ополченцы захватили весь обоз (400 возов с продовольствием), стоявший в районе Ордынки: живую силу, артиллерию, штандарты, походные шатры. Остатки польских войск отступили к Воробьевым горам, а затем начали отходить к Можайску. Разгромив Ходкевича, все силы Пожарский направил на овладение Кремлем и Китай-городом, где еще сидели поляки.

15 сентября осажденным было предложено сдаться, но они отказались, надеясь на помощь польского короля. Тогда ополчение Пожарского приступило к осаде. 22 октября (3) приступом был взят Китай-город. В руках поляков оставался только Кремль, где они еще продолжали хозяйничать, но находились в тяжелом положении. Осажденные были окружены со всех сторон, голодали, а боевые припасы израсходовали. Поляки поели всю живность, варили кожаные переплеты книг. Надежды на помощь уже не было. Доведенные до отчаяния, они заявили на переговорах о готовности сдаться с единственным условием – сохранить им жизнь. 26 октября гарнизон поляков капитулировал и вышел из Кремля. Столица была освобождена (4). Народное ополчение вступило в Кремль.

В воскресенье 1 ноября 1612 года утром на Красной площади, у Лобного места, сошлись освободители. Москвичи горячо приветствовали воинов. Состоялся благодарственный молебен, а затем открылось торжественное шествие в Кремль. Под звон колоколов и пушечный залп Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин во главе ополчения въехали во Фроловские (Спасские) ворота. В Кремле к ногам победителей полковник Николай Струсь безропотно сложил королевские знамена. 

Габриель Цобехия
03 июля 2015 00:00 4018
0
0